Виктор Онопко – история звезды футбола и КВН – фото, воспоминания, интервью

Виктор Онопко для поколения болельщиков 1990-2000-х – фигура культовая. Капитан «Спартака» и сборной России — он во многом и есть наш футбол того времени, над которым часто и не без повода было принято смеяться. История легенды – в лонгриде «Чемпионата».

Как он пришёл в «Спартак»

Онопко – коренной украинец, воспитанник «Шахтёра». В российском чемпионате оказался сразу после развала СССР – в борьбе за 22-летнего полузащитника всех опередил «Спартак».

Вот как он сам вспоминал свой переход в книге Олега Романцева «Правда обо мне и «Спартаке», написанной в соавторстве заместителем главного редактора «Чемпионата» Денисом Целых:

«В январе 1992 года в Донецк – прямо ко мне домой — из Москвы приехал селекционер «Спартака» Валентин Покровский. Интеллигентный, добрый и очень общительный человек. Сказал, что действует по поручению Олега Романцева. Я ответил, что подумаю. И попросил, чтобы мне позвонил сам Олег Иванович.

Параллельно меня звал к себе «Пахтакор», где тогда работал главным тренером Александр Тарханов. Люди приезжали в Донецк, зазывали меня.

Пару дней я серьёзно размышлял над предложением «Спартака» – и поначалу склонялся к тому, чтобы остаться в Донецке. У меня оттуда жена, рядом родной Луганск. Да и коллектив в «Шахтёре» был замечательный. Плюс лично для меня там многое сделали – купили квартиру, машину, помогли устроиться в институт. Но в итоге окончательное решение приняла… моя жена. Она дочка известного в прошлом футболиста Виктора Звягинцева. Наталья сказала: надо ехать! Вероятно, понимала, как мне нравится «Спартак». Поэтому, когда мне позвонил Олег Иванович и подтвердил, что хочет видеть меня в команде, я ответил, что готов к переходу. «Беру билеты и выезжаю», — сказал я. Мы с женой сели в поезд и отправились в Москву.

На Курском вокзале нас встретил водитель Николая Старостина Анатолий Ильин. Мы сели на клубный «Вольво» и поехали на базу в Тарасовку. Нас с женой поселили в одной комнате двухкомнатного номера – в другой жил кто-то еще из ребят. Первый месяц мы с Натальей спали валетом на узкой кровати. А через месяц нам дали и вторую комнату. По сути, у нас появилось полноценное жилье.

Квартиру я получил через полгода после того, как перешел в «Спартак» — в Измайлово, на 7-й Парковой. Через пару лет после этого мои жилищные условия ещё улучшили – мне дали гораздо более вместительную и комфортабельную квартиру на Рублевском шоссе. Ее изначально делал под себя вице-президент «Спартака» Григорий Есауленко – планировку, ремонт. Мне в Измайлово нравилось – оттуда было недалеко ездить до Тарасовки. Но когда мы с женой увидели новое жилье, у нас с женой открылись рты от изумления. Мы потом приглашали в гости других футболистов – Карпина, Ледяхова, Никифорова, Пятницкого – чтобы они посмотрели, как мы живем. Ребята по-хорошему завидовали мне. Но им чуть позже тоже предоставили улучшенные квартиры.

Первые контракты мы подписали примерно через полтора года после того, как я перешел в «Спартак». Суммы возросли прилично. Игроки основного состава стали получать от 8 до 10 тысяч долларов. Я получал 10. Кажется, платить их стали уже в долларах, хотя до этого выплачивали в рублях».

Виктор Онопко с Олегом Романцевым в «Спартаке»

Фото: из личного архива Виктора Онопко

Первый матч за сборную Онопко провёл в апреле 1992 года – в «Лужниках» вышел вместо Сергея Юрана на 53-й минуте товарищеского матча СНГ — Англия (2:2). Трёх месяцев новоиспечённому спартаковцу хватило, чтобы доказать Анатолию Бышовцу – он способен помочь команде на чемпионате Европы в Швеции.

На Евро в первом же матче против чемпионов мира немцев Онопко сразу после перерыва при счёте 1:0 в нашу пользу заменил Владимира Лютого. И, увы, стал участником ответного гола бундестим. На 90-й минуте 22-летний полузащитник потерял мяч в безобидной ситуации в центре поля. Немцы убежали в контратаку – судья француз Жерар Биге свистнул фол Дмитрия Кузнецова на Томасе Долле. Малыш Томас Хесслер по убийственной траектории послал мяч точно в дальнюю девятку – 1:1.

Главный тренер сборной СНГ Анатолий Бышовец в недавнем интервью «Чемпионату» вспомнил этот момент:

«Я со скамейки кричал Онопко, чтобы он сделал длинную передачу. Но Витя меня не услышал и пошел в обводку. Потерял мяч. Контратака. Фол, которого не было. И штрафной Хесслера. На самой последней минуте.

Онопко для меня, так уж получилось – роковой футболист. В 1998 году в матче с исландцами опять же с его потери началась контратака, приведшая к автоголу Ковтуна. Там было ещё обидней.

— В Норчёпинге после матча претензии ему высказали?
— Никогда этого не делал. И в команде обошлось без громких слов. Витя сам больше всех переживал. Мне даже поговорить с ним пришлось – успокоить. Сказал, что ошибки случаются у всех, и доверил место в стартовом составе в следующем матче с голландцами. Понимая, что для него этот промах большая трагедия и чувство вины. И он полностью реабилитировался — здорово сыграл против Гуллита».

Да, в своём первом матче в основе сборной Онопко противостоял одному из лучших футболистов мира конца 80-х — начала 90-х и сумел нейтрализовать Гуллита (матч завершился нулевой ничьей).

Сам Онопко свою игру против капитана сборной Нидерландов оценит скромно: «Я знал, что буду персонально играть против Гуллита, меня целенаправленно к этому готовили. Помог и Игорь Шалимов, который тогда играл в Италии и хорошо представлял манеру игры голландца. Бышовец специально ставил меня под него, и я был готов к «встрече». Игралось нормально, для меня это был значимый матч, но не думаю, что я сделал в том поединке что-то особенное».

Чемпионат Европы — 1992. Сборная СНГ против команды Нидерландов. Руд Гуллит и Виктор Онопко

Фото: из личного архива Виктора Онопко

После Евро, который для нас закончится разгромным поражением от шотландцев и последним местом в группе, Онопко примет решение играть за сборную России.

Сергей Хусаинов, на Евро-92 исполнявший функции администратора сборной, в интервью «Чемпионату» вспоминал: «Зная о моих добрых отношениях с ребятами, Тукманов перед вылетом из Гётеборга попросил: «Поговори. Обещай, что хочешь, лишь бы они подписались за Россию». Добровольский, Канчельскис, Онопко, Юран… Я в конец салона – поляну накрыли. Лёсик и Кузя (Михайличенко и Кузнецов. – Прим. «Чемпионат») сразу отказались, а эти ребята заинтересовались. Им решили квартиры предложить. Спрашивают: а где именно квартиры? Говорю, в центре города. Так сборная России усилилась несколькими классными украинцами и одним молдаванином».

А вот воспоминание Романцева: «Онопко многие считали «корявеньким». Но, когда он заиграл в «Спартаке», мне стали предъявлять, что я чуть ли не украл игрока из Украины! После развала СССР киевляне сгребали под свои знамена всех лучших футболистов страны. Впрочем, это было и в союзные времена. Но Онопко, будучи игроком «Шахтера», им не пригодился. И я забрал его в «Спартак» – потому что он был никому не нужен».

По опросу еженедельника «Футбол», проведённого среди игроков Высшей лиги, в 1992 году Онопко будет признан лучшим футболистом страны. Причём с большим отрывом. Виктор наберёт 368 очков из 519 возможных. В активе другого спартаковца Игоря Ледяхова, занявшего второе место, окажется только 128 баллов.

В 1993-м Онопко повторит свой успех, выиграв уже по опросу журналистов. И наберёт ещё больше очков – 384!

Повторить достижение капитана «Спартака» — два сезона подряд удостоиться такого звания – сможет только Дмитрий Лоськов в 2002-2003 годах.

А ведь Онопко ещё и «Спорт-экспресс» в 1993-м назовёт футболистом года в России (и тоже по опросу игроков высшей лиги). А в 1992 и в 1994-м он займёт второе место, уступив соответственно Ледяхову и форварду «Динамо» Игорю Симутенкову.

Стадион «Динамо». Онопко, Карпин и семья Цымбаларя. 1993 год

Фото: из личного архива Виктора Онопко

Как ему удавалось, выступая фактически на позиции опорника, выигрывать борьбу за индивидуальные призы у форвардов и атакующих полузащитников, априори имеющих больше шансов на победу? За счёт чего он был так хорош?

Вот версия Онопко: «Когда я ехал в «Спартак», был уверен, что там заиграю. Не покидало ощущение, что это моя команда. Так оно и вышло. Свою роль, конечно, сыграла моя работоспособность. Первые полгода всем спартаковским новичкам – не только мне, но другим ребятам – было тяжело. Желания было вагон, но притереться друг к другу какое-то время не получалось. Тяжело привыкали к спартаковским квадратам, игре в мелкий пас. Но через какое-то время – примерно полгода спустя – у нас уже невозможно было отобрать мяч! Как у «Барселоны» в ее лучшие годы. Когда в сборную приезжали футболисты из разных клубов и стран, они не понимали, как у нас, спартаковцев, можно лишить мяча. В квадратах против нас они были бессильны. Просто не знали, куда бежать. Может, я скажу высокопарно, но да – Романцев научил нас играть в футбол. Сергей Овчинников, вместе с которым я сейчас работаю в ЦСКА, признавался мне: «Вы действительно в чемпионате были на голову сильнее всех». В то время у нас почти невозможно было выиграть. И нам самим нравился наш футбол. Были матчи, когда я получал реальное удовольствие от того, что я играю. И таких матчей было очень много».

Онопко в первых чемпионатах России настолько выделялся своей универсальностью и объемом работы – отбор, передачи, голы (13 мячей в 43 матчах сезона-1993), что Андрей Талалаев в недавнем интервью «Чемпионату» сравнил его с… Зиданом: «Когда в 1994 году наша молодежная сборная играла против французов, ключевое слово, которое лучшего всего характеризовало Зидана в тех матчах – рационализм. Тренер французов Раймон Доменек очень грамотно построил игру – Зидану не нужно было много бегать. Главное – четкая работа с мячом. Не объем и беготня, а передачи и управление игрой. Средний пас, подстроение, смена ритма, поиск свободных зон, взаимопонимание с форвардами. И все это было настолько рационально! Одно-два касания – не больше. Похоже в «Спартаке» центрального полузащитника играл Онопко».

Онопко вспоминал, что в 1995-м всё подталкивало его к отъезду: «Вокруг меня начали происходить странные, нехорошие дела: «джип» угнали, потом какие-то люди стали названивать мне домой и интересоваться, не продаю ли я квартиру. В дверь трезвонили, когда меня не было дома. Эти звонки, я думаю, были не случайны. В любом случае, наступил момент, когда нужно было уезжать. А «Спартаку» необходимо было зарабатывать деньги».

И в конце 1995 года он уехал в Испанию — в «Овьедо», который заплатил москвичам $ 2,5 млн.

Первый шаг по испанской землей. Онопко с семьёй в Овьедо. 1996 год

Фото: из личного архива Виктора Онопко

Онопко: «Летом 1995-го в Москву приехали люди из «Овьедо» — президент и главный акционер клуба, предложили контракт. Провели переговоры, после чего я дал согласие и подписал контракт, согласно которому через полгода я должен был уехать в Испанию.

С испанцами тогда был переводчик, Алексей Касаткин, бывший муж Марии Шукшиной. Я попросил внести в контракт пункт: если другая команда предложит за меня большую сумму, меня отпустят туда. Они согласились. И я был спокоен за это.

Закончился сезон, я в отпуске. И тут мне поступает предложение от мадридского «Атлетико». Я даю устное согласие. Но неожиданно выясняется, что переводчик, который участвовал в согласовании контракта с «Овьедо», убрал оттуда пункт, который я просил. По сути, меня обманули.

От «Спартака» летом на переговорах присутствовал вице-президент клуба Григорий Есауленко. Но я не знаю, было ли ему известно о том, что этот пункт убрали из контракта. Я начал возмущаться, говорить, что не поеду в «Овьедо». Мне в ответ пригрозили дисквалификацией. Пришлось соглашаться – в те годы спорить, судиться русским футболистам было трудно. Мы не знали языка и были слабо подкованы юридически.

Романцев, разумеется, знал о моих переговорах с «Овьедо». Мне не пришлось ставить его в известность – мол, уезжаю и точка. Предполагаю, что он не хотел терять меня как игрока. Да я и сам не слишком рвался из «Спартака». Но уезжать было надо. Наши трансферы за рубеж помогали клубу стоять на ногах в финансовом плане. Поэтому серьезных раздумий у меня не было. Я понимал, что в любом случае мне придется уехать. Конечно, я немного грустил. С другой стороны, мне всегда нравилась Испания как страна, да и зарплата там у меня была в четыре раза больше чем в «Спартаке».

Виктор Онопко с президентом «Овьедо»

Фото: из личного архива Виктора Онопко

За «Овьедо» он в итоге будет играть до 2002 года, прощая клубу многомесячные долги по зарплате (общая сумма задолженности составила 1,6 млн евро). «Моей семье было там хорошо, я полюбил команду, город. Люди полюбили меня. Я играл в одной из сильнейших лиг мира. Смысл было что-то менять?» — объяснит Онопко такую верность. Хотя варианты были. Он мог уехать в Англию – в «Болтон», «Эвертон» и «Ньюкасл», который тогда тренировал его старый знакомый Гуллит. В Ливерпуль Виктор даже ездил на переговоры, однако предложение заключить контракт только до конца сезона, Онопко не устроило.

В интервью «Чемпионату» журналист испанского издания EFE Хосе Игнасио Ортега Васало высказал своё мнение об Онопко: «Мой любимый игрок! Прекрасный парень и замечательный футболист. Он ведь практически перешёл из «Овьедо» в «Атлетико», но в последний момент что-то помешало. Вот у него точно был уровень, чтобы играть за команду выше классом».

21 августа 2002 года, перед товарищеской игрой со шведами, на «Локомотиве» состоялась торжественная церемония, посвящённая юбилею Онопко – он сыграл за сборную 100 матчей. Ветерану подарили машину – именной «Порше», он с привычной капитанской повязкой вышел на поле в стартовом составе… Но отыграл всего две минуты, после чего был заменён на Алексея Смертина, которому эту повязку и передал. Казалось, что так Онопко попрощался со сборной, что новой команде он не нужен.

Фото: РИА Новости

Сборная команда России по футболу 2002 года. Верхний ряд (слева направо): Виктор Онопко (№7), Юрий Никифоров (№5), Руслан Нигматуллин (№1), Юрий Ковтун (№2), Егор Титов (№9), Валерий Карпин (№8). Нижний ряд (слева направо): Марат Измайлов (№6), Алексей Смертин (№4), Александр Мостовой (№10), Владимир Бесчастных (№11), Андрей Соломатин (№3).

Впрочем, Валерий Газзаев, для которого этот матч станет дебютом во главе сборной, после игры внесёт ясность: «Я не отказываюсь от услуг Онопко, но он должен привести в порядок свое физическое состояние. Да и психологическое состояние в связи с затянувшимся переходом из одного клуба в другой (из «Овьедо» в «Райо Вальекано». – Прим. «Чемпионата») у него пока тоже не в норме. Но если он достигнет своего лучшего уровня, мы от него не откажемся».

И не отказались — уже в следующем матче, в сентябрьской отборочной игре Евро-2004 с ирландцами, там же на «Локомотиве» Онопко отыграл все 90 минут в центре обороны.

Он продолжил играть за сборную как ни в чём не бывало. И вместе с ней, уже при Ярцеве, добыл путёвку на чемпионат Европы в памятном матче против Уэльса. Но вот сыграть на своём третьем Евро Виктору не довелось.

Онопко: «Когда встал вопрос, ехать мне на Евро-2004 или нет – болело колено, я позвонил Романцеву. Он ответил: «Даже не думай – однозначно езжай! Хоть больной, хоть хромой – но ты должен там быть, ты это заслужил! Потом сам будешь жалеть, если не поедешь». Но, увы, на тот турнир Ярцев меня в итоге так и не взял – хотя я шел на поправку и ко второму матчу точно был бы в строю. Для меня это было очень обидно».

В другом интервью он расскажет об этой ситуации подробнее: «Травму я получил в матче с «Рубином», столкнувшись с Бояринцевым (в Россию Онопко вернулся в 2003-м. – Прим. «Чемпионата»). А сборная играла товарищеский матч в Австрии. Приехал в Бор. Ярцев говорит: «Какая Австрия, куда ты поедешь? Лечись, ты мне нужен на чемпионате Европы». Потом был сбор перед отъездом в Португалию, и там почувствовал, что отношение главного тренера изменилось. Ярцев показывал мне свое колено, вспоминал, что у него была такая же травма, и он чуть не стал калекой. «Не могу тебя взять. Сломаешься окончательно, а тебе еще в футбол играть», — неожиданно услышал я. Ответил: «Саныч, вы главный тренер, вам решать».

На вопрос о своём отношении к Ярцеву Онопко ответит так: «Простил, отболело. Зла на него не держу». Он никогда не был скандалистом».

В итоге свой последний матч за сборную Онопко проведет уже после Евро. Ярцев вызовет 34-летнего защитника «Сатурна» на товарищескую игру с Литвой. Виктор выйдет на поле сразу после перерыва вместо Сенникова. И отдаст голевую передачу на Каряку.

113 матчей – рекорд Онопко по количеству игр за сборную только через 11 лет сможет побить Сергей Игнашевич.

Виктор Онопко

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Как стал тренером

Зимой 2005 года Онопко был уже играющим тренером «Сатурна». А весной 2006-го завершил карьеру игрока. В 2007-м он окончил Высшую школу тренеров, после чего несколько лет занимал в РФС должность заместителя директора департамента сборных.

Онопко: «Закончив играть в футбол, я год вообще ничем не хотел заниматься. Просто отдыхал. Потом собрался поступать в Высшую школу тренеров – тут Мутко и предложил поработать спортивным директором в федерации. Мне эта работа позволила увидеть наш футбол с совершенно другого ракурса. На многие вещи посмотрел иначе. Какие-то моменты не понравились. Это было познавательно».

В сентябре 2009-го Виктора пригласили в ЦСКА — помощником нового главного тренера команды испанца Хуанде Рамоса.

Онопко: «Я находился со сборной в Петербурге, когда позвонил президент ЦСКА Евгений Гинер. «Есть важный разговор, когда будешь в Москве?» — без долгих предисловий спросил он. Я ответил – 10 сентября, у нас ещё впереди был выезд в Уэльс. По прилёту домой, как и договаривались, набрал номер Евгения Ленноровича. «Есть работа, — сообщил Гинер по телефону. – Можешь подъехать в клуб?». Приехал, там уже Хуанде Рамос. Гинер вкратце изложил детали своего предложения, я сказал: «Согласен». В тот же день поехали на базу знакомиться с командой. Мутко перезвонил наутро. Мне показалось, Виталий Леонтьевич нормально воспринял эту новость. Хотя, возможно, немного обиделся, что я не сразу сообщил ему о своём решении».

Виктор Онопко, Хуанде Рамос и Маркос Альварес. 2009 год

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Как целовал шарф ЦСКА

В ЦСКА он не сразу стал своим. В интервью «Чемпионату» в 2010 году Онопко вспоминал: «Я слышал гадости, которые кричали в мой адрес с трибун. И даже знал, кто настраивает людей против меня. Был там один активист. Старался не реагировать на всю эту грязь. А после победы над «Спартаком» болельщики попросили пустить их на базу, пообщаться с командой. Никто не вёл себя неадекватно – только этот товарищ и «наезжал» на меня. Тогда братья Березуцкие и Акинфеев встали на мою защиту. Постепенно выкрики с трибун прекратились».

Но потом случилась история, которую обсуждают до сих пор – Онопко поцеловал эмблему ЦСКА, что, как считалось, бывший спартаковец не должен делать ни при каких обстоятельствах. Вот как он объяснил свой поступок: «На предсезонной встрече с болельщиками пристал ко мне молодой человек: поцелуй, мол, шарф и эмблему. Я это сделал с единственной целью – остановить поток негатива. Я не считаю, что тем самым предал «Спартак». Я всегда уважал, уважаю и буду уважать эту команду и её болельщиков. Я не хочу быть яблоком раздора между поклонниками ЦСКА и «Спартака». Именно между болельщиками – потому что клубы и их игроки всегда поддерживали уважительные отношения. На последнем дерби в «Лужниках» оскорблений с трибун уже не было – спасибо за это болельщикам обеих команд».

А вот цитата из другого интервью Онопко: «Я первый раз в жизни оказался в такой сложной ситуации — стоял перед заполненными трибунами спорткомплекса, которые требовали поцелуя. И что делать? Быстро принять взвешенное решение тогда было сложно — вышел из ситуации простейшим способом, хотя, повторюсь, не считаю этот поцелуй чем-то экстраординарным».

Виктор Онопко с Виктором Гончаренко и Леонидом Слуцким

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Онопко: оскорблений не слышу, ведь я поцеловал шарф ЦСКА, а не фашистский крест

Ну и, наконец, как Онопко стал героем народного фольклора

Про Онопко в различных юмористических программах шутили так часто, как, пожалуй, ни про одного другого спортсмена в России в то время. Вот только избранное из выпусков КВН.

Команда «Южный полюс» (Краснодар): «Здравствуйте, я Виктор Гусев, и сегодня я в футболке Виктора Онопко, и это не случайно». – «Здравствуйте, я Владимир Бесчастных, сегодня я в шортах Виктора Онопко, и это не случайно». – «Здравствуйте, я Александр Мостовой, и сегодня я в носках Виктора Онопко, и это не случайно». – «Здравствуйте, я Виктор Онопко. Как видите, я не только не умею играть в футбол, но и в карты».

Сборная Пятигорска после Евро-2004, куда сенсационно пробились латыши: «Этим летом мы узнали великую латышскую тайну. Если к русским фамилиям прибавлять «с», то русские начинают хорошо играть в футбол. Поэтому на следующий чемпионат от России поедут Овчинниковс, Булыкинс и Сонопкос, потому что Онопко надо упаковать с двух сторон».

«PROГРЭС» (Рязань): «Добрый вечер, уважаемые любители футбола! Мы с вами присутствуем на матче между сборными России и Бельгии. И у нас уже счет 1:0 в пользу россиян. На 15-й минуте матча Виктор Онопко красивым ударом головой реализовал пенальти».

«Друзья» (Пермский край): «На сборную России по футболу навели порчу, нашими футболистами управляют с помощью кукол Вуду, а Онопко похитили инопланетяне. Смотрите эти и другие отмазы в послематчевой пресс-конференции».

«Утомленные солнцем» (Сочи):
«Фильм ужасов: лучшие подкаты Онопко на DVD».

Сам Онопко удивлялся: «Последние годы карьеры все как с цепи сорвались. Все разговоры сводились к моей персоне. Онопко уже не тот, скорости нет… Зачем сборной нужен этот старый черт? Я играл без права на ошибку. Понимал: дай повод — мгновенно сожрут».

— Почему именно Онопко был любимым объектом шуток юмористов? Рекордсмен сборной, классный игрок – и вдруг такое количество острот, — спрашиваю у фронтмена команды КВН «Станция Спортивная» Дмитрия Кожомы.

— Думаю, что дело в фамилии. Не хочу никого обидеть, но Онопко или Погребняк звучат забавно. Точно не как Диего Армандо Марадона или Роберто Баджо. Если брать Онопко как футболиста, то вопросов к нему нет – по статистике это один из самых полезных игроков в истории сборной России. Но чисто из-за фамилии ему прилетало. Не думаю, что из-за чего-то другого.

Справедливости ради, в 2008 году, когда наша сборная на чемпионате Европы дошла до полуфинала, новосибирские КВНщики из команды «СТЭПиКо» исполнили песню, в которой попросили прощения у футболистов за все предыдущие колкости. Были там и такие слова: «И до кучи, прости нас, Онопко».

Простил?

P.S. Вот уже 11 лет Онопко работает вторым тренером ЦСКА. После Рамоса помогал Слуцкому, а теперь Гончаренко. И внешне Савельич, как называют его в команде, не меняется. В феврале на нашем сайте вышло интервью с ним под заголовком: «Как в 50 лет гонять в футбол наравне с молодёжью? Секрет «железного» Онопко». Одна цитата, по-моему, раскрыла его тайну: «Пока мне доставляет удовольствие то, что я делаю, я живу».

Похожим образом легендарный футболист, известный своей скромностью, объясняет и нежелание рваться в главные тренеры: «Есть моменты в жизни, которые для меня сейчас важнее. Радоваться солнцу, лесу, морю, хорошему благосостоянию и спокойной жизни семьи и родителей. Надо самому жить и приносить пользу футбольному клубу ЦСКА».

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий