Победитель Кубка УЕФА в составе ЦСКА-2005 Александр Салугин и его история

Он выиграл Кубок УЕФА в 16 лет. ШЕСТНАДЦАТЬ! Пусть и выходя на замену, но у самого Газзаева и в одной компании с Карвальо, Вагнером, Игнашевичем, Жирковым, Березуцкими, Акинфеевым и всеми остальными «армейскими» звёздами.

О нём говорили – вундеркинд. Но за впечатляющим стартом последовали суровые будни. Смена команд. Годы шли, а чудеса если и происходили, то по большим праздникам. Как, например, фантастический гол за «Амкар» «Томи» с 40 метров в 2016-м.

Я позвонил Салугину, чтобы поговорить о 15-летии исторической победы ЦСКА в Лиссабоне. Знал, что в декабре он расстался с «Нижним Новгородом» и с тех пор больше не играл. После разговора стало понятно – и не собирается.

Александр Салугин в составе «Торпедо»

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Все эти схемы, тактики… Уже голова болит»

— Куда пропали, Александр?
— Никуда я не пропал. Как и все — на самоизоляции.

— Я в смысле футбольной карьеры.
— Так я закончил, всё. Для себя решение принял – финиш.

— Новость! Об этом нигде ничего не сообщалось.
— Просто не спрашивал никто. А все, кому нужно, знают. Семья, родные-близкие, друзья. Играем в «Лужниках» — миллион футбиков. Все в курсе, что я ушёл в «клуб стариков». Только за ветеранов пока играть не могу – до 35 лет подождать надо.

— Я в ожидании мотивировки.
— Нет той тяги, что раньше. Не горит!

Все эти схемы, тактики, оборона-атака, единоборства… По три часа теории бывало! Уже голова болит, с ума сойти можно.

Я не скучаю по ежедневным тренировкам. Особенно по утренним. Если поиграть хочу – еду в «Лужники». Три раза в неделю с пацанами собираемся – мне за глаза хватает.

— Предложения возобновить карьеру были, есть?
— После «Нижнего» ни с кем особо не общался. Сразу решил, что пора брать паузу. В первой лиге играть больше не хочется. А в «вышку» не зовут. Наверное, хватит.

— Наверное?
— Не-не – я решение принял. Играть больше не буду. Только если для себя.

Надоело из Москвы уезжать. Я всегда этот момент болезненно переживал. Коренной москвич, а последние годы дома, считай, не жил. В Нижнем играл, а все дела – здесь. Неудобно.

Вспоминаю, как в своё время в «Крыльях Советах» Руслан Аджинджал собирался заканчивать. Я подошёл: «Рус, правда? А чего? Здоровье? Устал?» Он: «Понимаешь, столько дел – на тренировки ездить некогда».

Вот и у меня так же. Хочется уже в обычной жизни освоиться. С семьёй побыть. В январе первенец родился.

— Поздравляю!
— Спасибо. Алекс Александрович Салугин. Родился на Крещение – 19 января. Появление ребенка тоже фактор. Не хочется, чтобы семья куда-то из Москвы переезжала. Здесь у нас все родственники, здесь комфортно. И мне сейчас лучше так – пару раз в неделю спортом позаниматься, а остальное время посвятить семье и своим делам.

— Но все-таки – 31 год. Не рано?
— Решение не было спонтанным. Я к нему шел последние пару лет. После «Амкара» поехал в Беларусь, там футбольного ажиотажа – ноль. Эмоций никаких — закис. В Нижний вернулся, вроде, вдохновение появилось, стыковые матчи отыграли. Но потом в клубе опять бардак начался – в середине таблицы, ни результата, ни задач. Одно на другое…

Надоело! Как-то разом все сгорело внутри. Потихоньку пламя тухло – и исчезло, одни угли остались. Не подожжешь.

— И никаких сожалений?
— Абсолютно.

— Карантин закончится, начнется футбол, появится интересное предложение. Шанс на возвращение себе оставляете?
— Только если спортивным функционером. Футболистом быть уже не хочу.

— С «Нижним» почему расстались?
— Пришел новый тренер со своими взглядами – Евдокимов, новый директор. Решили делать ставку на молодежь. Никаких обид. Руки пожали и разошлись.

Не ушел бы я из Нижнего – думаю, и не заканчивал бы. Еще лет пять мог побегать. Но как случилось – так случилось. Принял решение, а потом и весь мир в футбол играть перестал – карантин. Я понял, что все правильно сделал.

— Что дальше?
— От футбола далеко отходить не хочется. Спортивный менеджмент, агентская деятельность. Я и раньше старался молодым ребятам помогать, а сейчас более детально углубился. Сотрудничаю с несколькими крупными агентскими компаниями.

Есть желание и в клубе поработать. Интересно будет с другой стороны посмотреть, как все устроено. Понимание в принципе имеется – практики нет.

— На что живет теперь уже бывший футболист Салугин?
— Накопления, бизнес. Футбол никогда не был единственным источником дохода. Все время в процессе развития. Сейчас вот вложился в производство дезинфицирующих туннелей. На карантине было время – придумали, организовали, сейчас производим в Нижнем Новгороде. Хотим, чтобы футбол поскорее вернулся, и это было максимально безопасно.

— Дезинфицирующие туннели? Это как?
— Очень просто. Стоит специальная камера – через нее нужно пройти. За десять-пятнадцать секунд вокруг распыляется специальное средство – все бактерии, которые были на человеке, умирают.

Можно использовать где угодно – стадионы, базы, торговые центры. Если средство закончилось — баллоны заправляются по новой. Все продумано.

Я думаю, что эти туннели сейчас будут везде. Мы уже и в клубы предложение сделали. Цена вопроса – 280 тысяч рублей за один комплект. Есть еще компании, которые их выпускают. Но там ценник просто космический.

Игроков РПЛ обяжут соблюдать социальную дистанцию

— Другие бизнес-проекты – во что вкладывались?
— Да во что я только не вкладывался! Недвижимость — нет. Хотя многие ребята, знаю, занимаются. Мне же всегда хотелось придумать что-то новое. Разных проектов и предложений хватало. Реализовать сложно. То доллар в два раза скаканет, то коронавирус нагрянет…

— Точно была история про снукбол – бильярд, в который играют ногами и футбольными мячами на огромном столе.
— Не зашла, жалко. Хотя раскручивать ее помогали Мишка Кержаков, Жека Савин, Саня Прудников. Думал, перед чемпионатом мира людям интересно будет — ни фига. Может, прорекламировать как следует не получилось. Хотя целая команда занималась – я зарплаты платил. 12 точек в Москве – ТЦ, парки. Но потихоньку свернули.

— Много потеряли?
— Ну, потерял и потерял. Значит, еще заработаем. Время есть – все впереди.

— Вы за карьеру 9 клубов поменяли. Многие должны остались?
— «Нижний». «Амкар». Я раза четыре так попадал. Кто-то обанкротился, кто-то даже два раза. В «Амкаре» юрлицо поменяли – и концов не найти.

Конечно, было неприятно. Мы работали, 5-6 месяцев зарплату не видели. Получается – зря? Хорошо, «Торпедо» потихоньку рассчиталось – частями.

Жизнь у нас такая, законодательство, государство. Клуб обанкротился, а у человека никакой подстраховки. Ни суды не можешь выиграть, ничего. Зато штрафы моментально приходят. На 15 километров скорость превысил — тут же с карточки списывают. Налог не успел оплатить – никто тебя не спросит, просто деньги снимут и все.

— Общая сумма долга?
— О суммах не хочу. Что осталось, то осталось — уже не вернуть. Хотя, знаю, в УЕФА сейчас собираются практику ввести – компенсировать долги обанкротившихся клубов. До ста тысяч евро на человека. В связи с коронавирусом этот процесс приостановили, но обещают снова запустить. Считаю – правильно.

Александр Салугин в составе «Волги»

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Живу, как живу. Играю, как играю»

— Если карьера завершена – можно итоги подводить. Насколько, как игрок, реализовались?
— Думаю, процентов на 50. Мог бы до сих пор спокойно и в сборной играть, и везде. Но где-то поддержки не хватило, где-то совета хорошего.

— Сами в чем-то виноваты?
— В общем и целом, конечно. Всегда казалось, еще чуть-чуть, вот-вот, но… То сам себе мешал, то обстоятельства. То не везло. Хотя я считаю, что везет тому, кто везет. Много нюансов и моментов. Винить никого не хочется. Разве что день рождения.

— То есть?
— Я родился в один день с Пеле — 23 октября. Выстрелить так, как он, у меня не получилось. Сделал все, что мог, пытался затмить Короля, но Пеле забрал себе все лавры.

— Юмор – это здорово. Но главный тренер вашей юношеской сборной Равиль Сабитов говорил: «Салугин не очень серьезно относится к футболу. Для него это хобби. Если бы сконцентрировался на игре – вышел бы толк». Это про лень?
— Скорее – про мою натуру. Я веселый человек. Люблю пошутить. Кто-то воспринимает это как юмор, кто-то как несерьезность и непрофессионализм. Но если я смеюсь – это еще не значит, что работаю не в полную силу.
Или реакция на непопадание в состав. Кто-то в себя погружается. А я как жил так живу. Хотя внутри тоже переживаю, просто не показываю.

Некоторые тренеры это понимали, некоторые нет. Кому-то мой позитив нравился, кто-то раздражался.
Владимир Казаков в «Нижнем» отправил тренироваться с командой КФК! Но ему объяснили, донесли – тот же Аджинджал: «Просто Салуга – такой человек. Веселый». И мы потихоньку сошлись. Потом я у Казакова во всех матчах играл. Мы с ним до сих пор в хороших отношениях.

С Гаджиевым у нас были моменты, когда недопонимали друг друга. Но общались и всегда находили компромисс.

Субъективные оценки — это просто слова. И про мою лень тоже. Да, я привык играть так, как играю. Но тот же Гаджиев в «Амкаре» специально цифры смотрел – у меня за матч 12-13 километров пробега выходило. И все равно говорили – ленивый.

— Любимый тренер и тот, с кем так и не удалось найти общего языка.
— Никогда не было тренеров, которые тащили бы меня в состав. Единственный раз — Газзаев в 15 лет привлек к занятиям с основой ЦСКА, рассмотрел талант. И помогал, и очень хорошо относился. Мой тренер. Как второй отец.

Гаджиев – мэтр, аксакал.

Еще очень нравилось с Бородюком работать. Хотя сначала жестко с ним не сошлись. Жаль, что он после «Торпедо» в России больше не тренировал. С удовольствием поиграл бы у него.

А не мои… Скажу так — в сознательном возрасте я со многими тренерами расходился во взглядах на футбол.

— Слуцкий в Самаре. О нем какие воспоминания?
— Суперпозитивный, веселый и отзывчивый.

Но предпочитал играть в одного форварда. И даже когда я очень хорошо выглядел, ставил Савина. А потом еще Коллер приехал. Викторыч начал меня с краю выпускать, не получалось…

Если бы Слуцкий на меня ставку сделал, я, может, и помощнее раскрылся бы. Но теперь мне придется заниматься менеджментом, а Саве своим шоу.

Ролик с эффектным ударом Евгения Савина в окно набрал более полумиллиона просмотров за час

«Предлагали 500 тысяч рублей, чтобы не забивал»

— Главная ошибка в карьере? Не надо было из ЦСКА уходить?
— Может, и не надо было. Играл бы там 150 лет, как Игорь Акинфеев. Только я ведь не играл – команда тогда была очень сильная. За 2-3 года выиграли все, что только можно. Кроме Лиги чемпионов. Не команда — мечта!
Другое дело, что мог подождать. После Газзаева тренеры стали меняться постоянно – у меня бы наверняка появились шансы. Как у Дзагоева, Мамаева. Ребята раскрылись и заиграли именно в тот момент, когда у клуба возникли проблемы и к основе начали подпускать молодежь.

— Салугин-вундеркинд – когда эти разговоры закончились?
— Думаю, что в Иваново. Там я хороший жизненный опыт получил. Хотя сам по себе шаг – ехать в «Текстильщик» – был так себе. Но именно там я понял, что жизнь и команды есть не только в Москве. После этого стал посерьезнее ко всему относиться.

— «Мне предлагали не забивать». Это ведь тоже про Иваново?
— Да. Одна команда через десять рук обратилась – предложили определенную сумму. Я сказал: «Пацаны, да я здесь и так не особо забиваю. Можете деньги не давать». И, естественно, ничего не взял. И не забил.

— Какую сумму предлагали?
— Кстати, нормальную для первой лиги. 500 тысяч рублей. По тем временам – 20 тысяч долларов.

«Газзаев одним взглядом мог человека в воздух поднять, если тот недорабатывал»

— 18 мая – это…
— Исторический успех всего российского футбола. День победы ЦСКА в Кубке УЕФА.

— Нет чувства – это было в другой жизни и не с вами?
— Почему? Со мной. И я был точно таким же как сейчас. Рост тот же, вес. Недавно разбирали старые вещи — нашел костюм, который по меркам шили. Как раз чтобы на матчи Кубка УЕФА летать. Примерил – до сих пор отлично сидит!

— То есть на карантине вес не набрали?
— Куда там — даже чуть сбавил. В этом плане у меня никогда проблем не было.

— Самая яркая картинка с финала?
— Мне эту фотографию часто присылают. Раздевалка. Весь облитый шампанским Гинер с кубком. Команда, все пацаны счастливые. И я – в шлепках. Выражение лица — как будто каждый день Кубок УЕФА выигрываю.

Еще очень приятное воспоминание – отец на финал в Лиссабон прилетел. Хотя в футболе не разбирается. Мы с ним как-то в магазине одежды встретили Семака – это, кажется, годом раньше было – поздоровались. Я в экипировке был. Отец спросил: «Это тренер ваш?». Я потом Богданычу рассказал – посмеялись.

— Почему Газзаев усы не сбрил?
— В автобусе старшие ребята спросили – по-моему, Вася Березуцкий. Он ответил: «Это моя гордость». Вопросов больше не возникло: «Георгич, не заморачивайтесь, мы всегда за вас».

— Такая победа в юном возрасте. Голова закружилась?
— Были моменты – ленился, думал, что звезда. Все легко давалось — с детских лет на ведущих ролях. Казалось, что и этого хватит – зачем еще больше напрягаться? Но у Газзаева такие номера не проходили. Если ты выходил на поле – там уже без вариантов. Валерий Георгиевич одним взглядом мог человека в воздух поднять, если тот недорабатывал!

Но ко мне у него всегда было особенное отношение. Я для него был талисманом. Не просто так же в 15 лет в основной состав взял! По футбольным качествам, может, и не был готов, но удачу приносил точно.

— Карвалью — самый техничный из тех, с кем доводилось играть?
— Троих назову. Карвалью. Там по технике вообще вопросов не было. Юра Жирков. Кажется, что он все делает просто, но всегда очень качественно. И Антон Путило – белорус. В «Волге» со мной играл, в «Торпедо». Реально супертехничный парень. Как он «Тереку» забил, помните? Пять человек обыграл! Эти его «подошвы»!

— Карвалью лишние килограммы не мешали?
— Все лучшие годы так отыграл. Толстенький дядька, любитель бургеров, но разрывал всех и в Лиге чемпионов, и в Кубке УЕФА. Кстати, сейчас похудел. Я смотрел его соцсети.

— Вагнер лучше всех в ЦСКА танцевал?
— Про танцы уже не помню. Но пиво он точно пил быстрее всех. Залпом – всю бутылку! За пару секунд. Даже воздух не глотал! Я, когда это увидел – в шоке был.

Вообще в том ЦСКА все легионеры – мировые парни. Чиди Одиа. Реально стал русским. Я его потом, когда он карьеру завершил, часто в Москве встречал. В разных местах, но всегда с виски. И с одинаковым выражением лица.

Про Чиди классную историю Самодин рассказывал. Едут они в одной машине, гаишник останавливает. Чиди за рулем. Гаишник: «Штраф». Самода начинает объяснять, что Чиди по-русски не понимает: «Иностранец, футболист. Может, как-то решим?». Гаишник – весь такой из себя: «Ну пусть бабки дает! Бабло немереное здесь зарабатывает. Пять тысяч!». А там нарушение – максимум на штуку. Чиди к нему поворачивается и на чистом русском: «Ты охренел?!»

Милош Красич – супердобрый пацан. Ивица Олич, Элвер Рахимич…

— Иржи Ярошик до сих пор в шоке от вашей езды.
— В ЦСКА я его не застал, он уже в «Челси» ушел. Мы в «Крыльях» пересеклись. В Москве тренировались – предложил подвезти. И втопил на «Кайене» по Садовому! Дурачился, жестил — между машинами маневрировал, скорость под 200. А «Кайен» на дороге так себе стоит, как маленький дом на колесах. Ярошик очень испугался. Я и сам понимал, что переборщил.

Иржик потом интервью дал – все рассказал. Меня отец встречает: «Опять гоняешь?!» Я: «Нет, конечно!» – «Ярошика интервью читал?! Сказки мне не рассказывай!»

— Вы где-то обмолвились: «За победу в Кубке УЕФА в ЦСКА заплатили копейки».
— По меркам «Зенита», где люди получили по миллиону евро на человека – раз в десять меньше. Но у ЦСКА не было таких возможностей. Сколько заплатили – столько и заплатили. Все и так хорошо зарабатывали, зарплату получали вовремя и были довольны.

Кстати, вот тоже момент. Мы говорим о том, что я не реализовался в футболе. Талант полностью не раскрылся – это может быть. А с другой стороны – Кубок УЕФА, два чемпионата России, два Кубка страны, заслуженный мастер спорта. Кто-то в первой лиге всю жизнь играет, а у меня десять сезонов в «вышке». И я не реализовался?

— Стоп. А разве вам дали ЗМС?
— Должны были, но нет. Мне и Виталику Денисову. Посчитали, видимо, слишком молодыми. Я сейчас хочу подать документы в РФС. Узнавал – такой трофей подразумевает звание. Попробую исправить то, что не было сделано 15 лет назад.

— Сами додумались или подсказал кто-то?
— Мне еще дед, царствие ему небесное, все время говорил: «Подавай документы». Надо его просьбу выполнить. Он был болельщиком ЦСКА. Сейчас пока есть время и в Москве – займусь. После пандемии.

— Если не Салугин, то кто главный нереализованный талант ЦСКА?
— Ваня Таранов. Мог всю жизнь не в «Крыльях» отыграть, а в ЦСКА или в Европе. Да где угодно! У него такие данные были — две рабочие ноги, удар, пас, видение поля, чтение игры… Не хватало только одного — бойцовского духа. Может быть, надо было в первую лигу на годик съездить. А он все в ЦСКА сидел. Съездил бы, прошел эту школу жизни, и потом, уверен, выстрелил. Просто бы разорвал всех! И до сих пор был бы в топе.

Паша Мамаев тоже мог в Европе в любой команде играть. Суперуниверсал! Им же действительно «Манчестер Юнайтед» интересовался, предлагали контракт. Кажется, нужного процента матчей за сборную не хватило.

ЦСКА — победитель Кубка УЕФА сезона-2004/2005

Фото: Из архива Вениамина Мандрыкина

«Да, не стал суперзвездой. Зато считаю себя порядочным человеком»

— Завершив карьеру, о чем-то сожалеете?
— Я не такой человек, чтобы жалеть. Смысл? Без ошибок не было бы того огромного количества классных историй, которые со мной случались. Одно всегда тянуло за собой другое.

Я горжусь своей карьерой. Да, не стал суперзвездой, как хотел. Зато считаю себя достойным, порядочным и хорошим человеком.

И я всегда знал и знаю, что впереди еще очень много всего – это только начало. Как сложилось – значит, так и должно быть. На все воля Божья. Надо сказать ему «спасибо», и двигаться дальше. Только вперед!

— Верующий?
— Да. В 30 лет строгий пост держал – захотелось очиститься. И исповедоваться ходил.

— Вас в соцсетях нет — почему?
— Мой выбор. После странички в «Одноклассниках» нигде не регистрировался. Это было в каком-то лохматом году, так что можно сказать – я всю жизнь без соцсетей.

Если нужно будет для работы – это одно. А так – зачем? Выставлять личную жизнь напоказ – не хочу. Многим нравится – пожалуйста. Где завтракают, сколько денег тратят… Мне это неинтересно.

— А что интересно?
— Сейчас – молодым ребятам опыт передавать. Чувствую – лежит душа к этому. А потом хочу стать футбольным топ-менеджером. 31 год – все впереди!

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий