Кризис «Милана»: нет денег, конфликты, трансферы и руководство

Дубль Филиппо Индзаги в ворота Пепе Рейны принёс «Милану» победу: «Ливерпуль» отыграл только один гол в концовке усилиями Дирка Кёйта. Эта победа не только смыла унижение двухлетней давности, когда «Милан» упустил преимущество в три гола, но и закрепила статус «Милана» как одного из величайших клубов десятилетия. После четырёх финалов в 90-е (и одной победы), клуб добился двух побед в трёх финалах в нулевые. На смену великому поколению ван Бастена, Альбертини, Бобана и Мальдини пришло не менее великое поколение Пирло, Кака, Зеедорфа, Шевченко (и Мальдини!).

Но в 10-е годы повторить успехи прошлого не удалось. Скудетто 2011 года остаётся последним, и с тех пор «Милан» падает всё ниже. Одно второе место в чемпионате, одно третье — «Милан» привык находиться в середине турнирной таблицы, а легенд в составе не осталось совсем.

Смена трансферной политики и ухудшение состава

Если посмотреть на трансферы клуба, то можно заметить одну закономерность. В 90-е «Милан» покупал звёзд в расцвете (таких, как Баджо, Веа, Десайи, Бирхофф), в начале нулевых ещё тратил деньги на топовых игроков (Шевченко, Кошта, Индзаги, Неста, Зеедорф), то затем клуб поменял стратегию.

«Милан» празднует победу в Лиге чемпионов, 2007 год

Фото: Jamie McDonald/Getty Images

Адриано Галлиани и Сильвио Берлускони создали настоящего монстра: в каждой линии играли легендарные футболисты. Потом, обладая мощным составом, «Милан» не спешил обновлять костяк. Зато стал совершать точечные покупки — суперзвезд и просто статусных игроков, но уже находящихся не на пике. Так, из «Реала» перешёл Роналдо, а через год Эмерсон, Дзамбротта, а из «Баварии» — ван Боммел. За Роналдиньо, который в «Барселоне» последний год почти не играл, заплатили 24 млн евро — он ответил одним великолепным сезоном. Летом 2011 года «Милан» совершил последний трансфер такого типа: «Барселоне» заплатили 25 млн евро за находящегося в аренде Ибрагимовича. Шведу исполнилось 30, но его менталитет и физическая форма были в полном порядке. С тех пор трансферов такого статуса уже не было.

«Милан» конца нулевых и начала десятых был машиной по подписанию свободных агентов. Пользуясь старыми связями, Галлиани был на высоте в переговорах и убеждал агентов и игроков выбрать именно «Милан». Вот только качество этих игроков было не то, что раньше. Фламини, Мексес, Мунтари, Монтоливо, Менез — судьба их сложилась по-разному, но в любом случае десятью годами ранее все они были бы в команде на вторых ролях. Не хватало лидеров. Игроки, за которых клуб был готов заплатить, тоже не могли давать результат в одиночку. Балотелли, Паццини, Эль-Шаарави, Матри — не самые плохие форварды, но ни от одного из них не ждёшь, что он будет забивать в каждом матче и принесёт команде трофей.

Такие трансферы могли выстрелить при удачном стечении обстоятельств, или при отличной работе скаутов или при подходящем тренере. Но не сложилось: никто из молодых игроков не вышел в команде на новый уровень. А самый талантливый, Пато, не заиграл из-за травм. Возможно, на каком-то этапе Галлиани и Берлускони слишком верили в своих возрастных лидеров и упустили момент для обновления. Возможно, они раньше всех заметили грядущие финансовые проблемы и стали экономить. Но в любом случае, даже после того, как клуб сменил владельцев (а потом и ещё раз), ничего не поменялось. «Милан» продолжил экономить, покупая средних футболистов, и не угадывать с теми, кто раскроется. Между покупками Ньянга с Констаном и Кальдарой с Лаксальтом прошло больше шести лет, но суть осталась прежней.

Популярное объяснение — связать ухудшение финансовой ситуации со спортивными результатами. «Милан» перестал попадать в Лигу чемпионов, турнир с мощными премиальными, перестал быть привлекательным для спонсоров — всё это привело к снижению платежеспособности. Объяснение с виду логичное, но неверное.

Проблемы начались намного раньше, просто выдающийся состав позволил долгое время их скрывать. На самом деле, бизнес модель «Милана», типичная для больших клубов в 90-е (и очень успешная для того времени), устарела ещё в нулевых

Начиная с 2000 года индустрия стала расти в ускоренном режиме. Например, мадридский «Реал» в 2001 году заработал 138 млн евро, а через пять лет — 276 млн, ровно в два раза больше. Одновременно менялась структура заработка. Всё большая доля доставалась спонсорским сделкам. У мадридцев (первое место в «Денежной лиге» Deloitte 2006 года) доходы от коммерческой деятельности составили уже 40%. У «МЮ», который был на втором месте в рейтинге — 29%, а у идущего третьим «Милана» — 25%. Да, тогда команда была в лидерах. Но с тех пор другие клубы последовательно наращивали коммерческую активность. «Милан» этого не сделал.

Сравните: «Реал» продолжал быстро наращивать доходы и к 2010 году довёл их до 400 млн евро, из которых 140 млн пришлись на коммерческие сделки. Он возглавил рейтинг самых богатых клубов мира. «Милан», напротив, медленно опускался и в 2010 году замкнул первую десятку. Сами по себе места в рейтингах ничего не значат. Значит другое: доход «Милана» за пять лет не то что не вырос, а даже чуть уменьшился (до 196 млн евро).

Ситуация ещё не была критической, но направление развития уже тревожило. Тем более что в тот год в УЕФА уже предпринимали конкретные шаги по внедрению в футбол финансового фэйр-плей. Привязка расходов к умению зарабатывать была тяжёлым ударом для клубов, которые привыкли полагаться на призовые и продажу телетрансляций.

Будучи глобальным мировым брендом, «Милан» не конвертировал популярность в сделки. Результат этого стал ясен летом 2012 года, когда правила ФФП впервые стали применяться на практике. Тем летом «Милан» продал игроков на 100 млн евро — ушли даже Ибрагимович и Тьяго Силва, лидеры на поле и в раздевалке. И это не совпадение. Оба обошлись «ПСЖ» в 60 млн, но «Милан» ещё и серьёзно сэкономил на зарплатной ведомости: с налогами клуб платим обоим 30 млн евро в год.

Ибрагимович и Силва празднуют победу в Серии А, 2011

Фото: Giuseppe Bellini/Getty Images

Радикальные меры, вроде продажи лидеров, дали разовый прирост доходов, но не решали проблему системно. Наоборот: продажа вызвала гнев болельщиков. Посещаемость в следующем сезоне снизилась на 5 тыс. человек (в сезоне-2012/2013 она составила 44 тыс. человек, в следующих сезонах продолжила падать и снизилась до 36 тыс. в 2015 году). Выручка в день матч упала на 7 млн евро.

В то время как «МЮ», «Реал», «Барселона» завоёвывали азиатский рынок и заключали партнёрские сделки с крупными компаниями (Qatar Airways, Fly Emirates, Chevrolet), «Милан» не превратил своё имя, известное по всему миру, в бренд. Вот как это сказалось на доходах: если в 2005 году клуб отставал по доходам от лидера, «Реала», на 40 млн, то через 10 отстал на 300 млн: «Милан» заработал 249 млн, а «Реал» — 549 млн. Выход на арену шейхов усугубил ситуацию. «ПСЖ» и «Манчестер Сити» добились больших успехов в коммерческой деятельности — возможно, завышая стоимость сделок по сравнению с их рыночной ценностью. Рынок вырос ещё сильнее. Оставаясь на месте, «Милан» всё сильнее отставал.

Тандем Берлускони и Галлиани привёл клуб к лучшему периоду в истории, но ни один из них не был силён в продвижении клуба как международного бренда. Старые методы заработка оказались недостаточны, по сравнению с другими клубами «Милан» беднел. Наверное, продажа была логична. Но с покупателями ошиблись.

Как на финансах отразилась смена владельцев

Юнхун Ли не был известен не только в Европе, но и в Китае. Владелец вроде бы огромного состояния, руководитель вроде бы множества успешных компаний с общим капиталом, превышающим миллиард евро, — но при этом под следствием по делу о финансовых махинациях, а деньги на покупку «Милана» он взял в кредит. Хедж-фонд Elliott предоставил 303 млн евро. Ещё 200 млн предоставили другие инвестиционные фонды. Кстати, первым по этому поводу встревожился Фабио Капелло. Во время всеобщей эйфории он сказал: «Китайским предпринимателям понадобилось подозрительно много времени, чтобы найти деньги на покупку клуба. Не уверен в их возможностях».

В апреле 2017 года Ли купил клуб за 740 млн евро, а через пару месяцев потратил ещё 190 млн на новых игроков. Это была попытка взрывного роста. Правда, купили не двух-трёх игроков мирового класса, а семь неплохих: Чалханоглу, Конти, Силву, Кессье, Родригеса, Билью, Мусаккьо. Ну и Бонуччи, чья стилистические особенности игры были проигнорированы.

Уже по итогам кажется, что попытка в любом случае не могла завершиться долгосрочным успехом. Позднее выяснилось, что финансовые проблемы клуба были такими серьёзными, что даже победа в чемпионате и Лиге чемпионов не помогла бы их решить. Заработок клуба за 2018 год составил 208 млн евро — меньше, чем в 2005 году. «Милан» закончил год с убытками в 126 млн евро — недопустимый минус в эпоху ФФП. Клуб был отстранён от участия в еврокубках. А китайский владелец просрочил выплату кредита фонду Elliott, и в качестве уплаты долга отдал американцам клуб. Так «Милан» достался организации, которой был не нужен.

Чехарда в руководстве ещё ни одному клубу не пошла на пользу. Американские владельцы сначала заменили прежних менеджеров новыми: вместо Ли, и Марко Фассоне пришли Паоло Скарони и Леонардо, затем пригласили Звонимира Бобана и Паоло Мальдини и дали им широкие полномочия по управлению командой, а потом устроили ещё одну революцию: новым президентом стал известный своей прижимистостью Иван Газидис, которого болельщики «Арсенала» до сих пор вспоминают не самыми добрыми словами. Возможно, планы Мальдини и Бобана были слишком амбициозными, но факт в том, что Бобан сейчас судится с клубом из-за своего увольнения. А Мальдини готов уйти, если не получит больше влияния. Сейчас в клубе нет единства, но при этом есть чёткий курс на экономию. Ждать чудес не приходится.

Что ещё повлияло на результаты

Даже самые проблемные клубы иногда выстреливают или даже добиваются регулярных успехов на протяжении нескольких лет. Обычно резкий взлёт связан с последовательной работой тренера. Так Юрген Клопп вывел из кризиса дортмундскую «Боруссию», а Диего Симеоне — мадридский «Атлетико». Но у «Милана» не получилось. За все 11 лет после ухода Карло Анчелотти владельцы не были готовы дать тренеру полноту полномочий, чтобы формировать команду под себя. Массимилиано Аллегри блестяще справился с наследием Анчелотти — командой стареющих звёзд — но у него были Тьяго Силва и Ибрагимович.

За шесть лет клуб сменил уже восемь тренеров. Ни один из них не был признанным специалистом в момент прихода — все были из расчёта «а вдруг получится». Более того, прослеживалась явная закономерность: Зеедорф, Индзаги, Михайлович, Брокки, Монтелла и Гаттузо не так давно сами были игроками. В отсутствие опыта они могли дать команде эмоциональный импульс (либо внезапно оказаться вундеркиндами). Похоже, это тоже был способ сэкономить. И когда «Милан» перешёл на более опытных тренеров, это подозрение утвердилось: Марко Джампаоло и Стефано Пиоли обладают многими профессиональными качествами, но успешный опыт работы в топ клубе к ним не относится.

За 15 лет «Милан» из доминирующей в Европе силы превратился в клуб с хаотичным управлением, в котором трудно найти логику и зарабатывающий меньше, чем в 2005 году (хотя индустрия в целом выросла за это время на 300%). Единственный способ компенсировать это — угадывать с тренерами и игроками, но пока «Милан» не демонстрирует и этого.

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий