Как сборная СССР не явилась на матч против Чили из-за политики

В 1973 году сборная СССР боролась за попадание на чемпионат мира. Наша команда хоть и стала первой в отборочной группе, но за путёвку на мундиаль ей пришлось играть стыковые матчи со сборной Чили. Именно в тот год генерал Аугусто Пиночет организовал военный переворот в Чили, а стадион «Насьонал» был превращён в концлагерь.

Чилийцы явились на матч в Москву, а вот советская сторона категорически отказалась лететь на ответную встречу в Сантьяго. Дело в том, что Пиночет сверг дружественное СССР правительство Сальвадора Альенде, а сам экс-президент погиб во время переворота.

Как в СССР ни старались перенести игру на нейтральную территорию — всё без толку. В итоге нашей команде было засчитано техническое поражение, и мы остались без чемпионата мира.

Вместе с участником тех событий Евгением Ловчевым вспоминаем игру с чилийцами.

В сборной СССР шла смена поколений. Но она была явным фаворитом стыков с Чили

В финальном турнире чемпионата мира 1974 года должны были участвовать 16 сборных, а квоты для федераций распределялись странным образом. Например, УЕФА претендовал на 9 мест в финальной части турнира, причём 8 команд выходили напрямую с первых мест в отборочных группах, а одно место было решено разыграть. Каким образом? Победитель европейской отборочной группы № 9 должен был встретиться в стыковом матче с сильнейшей командой группы № 3 Южной Америки. Как вы думаете, в какую группу попала сборная СССР? Правильно, в девятую.

«В те времена чемпионаты мира проходили либо в Латинской Америке, либо в Европе, — вспоминает Евгений Ловчев. — Так получалось, что в Европе победу одерживали европейцы, а в Америке — американцы. Всё время шло такое, что хотели увеличить квоту для южноамериканцев, но и европейцев обижать не хотели. Вот и придумали незамысловатую схему со стыковыми матчами. Мы попали в девятую группу, поэтому именно нам нужно было играть с лучшей командой третьей группы Латинской Америки».

В отборочную группу к сборной СССР попали национальные команды Франции и Ирландии. Первую игру советская команда проиграла 0:1 В Париже. Сразу после поражения был уволен главный тренер Александр Пономарёв. На его место оперативно назначили Евгения Горянского из ленинградского «Зенита». Всего через пять дней сборная одержала победу в Дублине со счётом 2:1.

В мае 1973 года сборная СССР переиграла Ирландию (1:0), Францию (2:0) и заняла первое место.
Нашим соперником стала команда Чили. Что она собой представляла? Да ничего особенного. На чемпионат мира 1970 года чилийцы не попали, в стыковые игры с СССР квалифицировались с трудом: переиграли перуанцев лишь в дополнительное время. Наша команда считалась безоговорочным фаворитом, хоть и переживала смену поколений.

«Команды как таковой уже не было, — рассказывает Ловчев. — В 1970-х шла смена поколений. Если раньше существовал костяк из таких футболистов, как Пономарёв, Шестернёв, Яшин, Сабо, Воронин, Банишевский, то в 1973-м такого и близко не было. Мне самому был всего 21 год, Бышовец и Мунтян только появились. Да и вообще странные вещи тогда творились. Представьте, в 1972 году чемпионат страны выиграла «Заря» — на Олимпиаду в том году приехало сразу четыре человека из этой команды. В 1973 году победителями чемпионата и Кубка стал «Арарат», и сразу же в сборную стали подтягивать футболистов оттуда. Ориентировались следующим образом: вот эти выиграли чемпионат — давайте возьмём в национальную команду пять человек оттуда, потом победят другие — пригласим оттуда. Стабильно действующей команды уже не было. Я в 1972 году стал лучшим футболистом страны, потихонечку заканчивали уже Капличный, Хурцилава, Дзодзуашвили и другие — это же целое поколение. Хоть мы в 1972 году и играли в финале чемпионата Европы, где с разгромным счётом 0:3 проиграли, но это уже была не та команда».

«В Сантьяго идёт дождь», или Как в Чили начался переворот

В ноябре 1970 года президентом Чили стал хорошо знакомый СССР Сальвадор Альенде. Он был союзником нашего государства, и до сих пор говорят, что именно поддержка Советского Союза помогла ему одержать победу на президентских выборах. Поначалу у Альенде дела шли неплохо, но затем начался тяжёлый экономический кризис, стачки, восстания, баррикады и всё остальное. Но на парламентских выборах оппозиция победить не смогла, законным путём сместить Альенде не получилось.

Рано утром 11 сентября вооружённые силы под руководством главкома армии Аугусто Пиночета выступили против правительства. Альенде предлагали объявить по радио, что он слагает с себя полномочия — в этом случае ему с семьёй гарантировали безопасный выезд из страны. Он отказался.

Вскоре начался штурм Ла-Монеды, в том числе и с воздуха. Дворец горел.

Штурм Ла-Монеды

Сам Альенде был ранен осколками стекла в спину. Развязка была близка. Законно избранный президент Чили Сальвадор Альенде, не желая сдаваться, застрелился из подаренного ему когда-то Фиделем Кастро АК-47.

Сальвадор Альенде

Про эту историю можно рассказывать долго, мы же просто тезисно обозначили суть произошедшего, чтобы вам было понятно, почему руководство СССР подобным образом реагировало на события в Чили. На эту тему написано немало книг и снято множество фильмов. Если вас это заинтересовало — в поисковики! Мы же вернёмся к футболу.

«Забей мы им в Москве 4 гола, поехали бы играть в концлагерь»

Военный переворот произошёл за 15 дней до первого матча СССР против Чили. В Советском Союзе случившееся было объявлено фашистским переворотом и изменило обстановку вокруг предстоящих игр. Футбол ушёл на второй план.

«В день переворота нас изолировали, у нас не было ни газет, ни радио, — вспоминал форвард Чили Карлос Кассели. — О случившемся нам сообщил тренер. Тогда мы сразу поняли, в каком положении оказались. Сначала была тревога, потом страх, а следом пришла боль. По пути на тренировку мы видели тела убитых, которые лежали прямо на улице, а когда возвращались в гостиницу, нас уже ждали военные. Нас спасало только то, что мы играли за сборную».

Пиночет долго не мог принять решение, отпускать ли футболистов в CCCР. В сборной всё ещё оставались сторонники Альенде, был риск, что эти игроки могут попросту не вернуться обратно. В итоге решили использовать матч на территории Советского Союза в целях пропаганды и показать всем доброжелательность новых властей.

«Конечно, мы смотрели телевизор и были в курсе всех дел на территории Чили, — рассказывает Ловчев. — Наша страна была на стороне Сальвадора Альенде. Мы видели, как он героически защищал свой дворец с автоматом. Но мы смотрели и думали, будем ли мы играть вообще?»

Спустя некоторое время стало известно, что встреча всё же состоится. Кстати, чилийцы сначала сыграли товарищеский матч в Мексике, а за неделю до игры отправились в Европу.

«Что нам было известно о сопернике? — вспоминает Евгений Ловчев. — Мы знали, что некоторые игроки чилийской сборной выступали в Европе, мало того, их сборная прилетела в Европу за неделю, чтобы как следует подготовиться и адаптироваться».

Кстати, игру в Москве особо не афишировали.

«В Москве вообще ни одной афиши не было. Нам запретили говорить на эту тему. Корреспондентов не подпускали и близко. Это был закрытый матч», — рассказывал по прошествии лет Владимир Капличный.

Это и вправду была закрытая игра. У нас нет возможности взглянуть на архивные видеозаписи по одной простой причине — трансляции не было. Почему? Отвечает заместитель председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР в 1973 году Виктор Ивонин:

«Мне позвонил Мамедов (первый заместитель председателя государственного теле и радио СССР) и сказал: «Мы этот матч транслировать не будем». Я не стал спорить и говорить: «Давайте транслировать и прочее». Они приняли такое решение. Это был самый обычный звонок. У нас были разговоры и по другим матчам, потому что не все футбольные игры транслировались по центральному телевидению».

СССР — Чили — 0:0
26 сентября 1973 года. Первый стыковой отборочный матч второго этапа чемпионата мира – 74. Москва. «Лужники». 48 891 зритель.
Судья: Армандо Маркес (Бразилия).
СССР: Евгений Рудаков, Реваз Дзодзуашвили, Михаил Фоменко, Евгений Ловчев, Владимир Капличный (к), Виктор Кузнецов, Владимир Мунтян, Олег Долматов (Владимир Гуцаев, 46), Аркадий Андреасян (Анатолий Кожемякин, 30), Владимир Онищенко, Олег Блохин.
Тренер: Евгений Горянский.
Чили: Хуан Оливарес, Хуан Мачука, Элиас Фигероа, Альберто Кинтано, Антонио Ариас, Франсиско Вальдес (к), Гильермо Паес, Карлос Умберто Кассел, Серхио Аумада, Хуан Родригес, Леонардо Велис (Хулио Крисосто, 57).
Тренер: Луис Аламос.

СССР — Чили. 26 сентября 1973 года. Составы команд

Фото: rusteam.permian.ru

Разговоры о том, что сборная не полетит на ответный матч, появились ещё до первой встречи. Задумка руководства была проста: наколотить как можно больше мячей мячей, и если даже за неявку на вторую игру засчитают техническое поражение со счётом 0:3, то этого хватит для прохода дальше.

Вот что рассказывали коллеги о том матче.

«Матч получился шаблонный и малоинтересный, — писали в еженедельнике «Футбол-хоккей» (№ 39 за 1973 год). — Одна сторона — в лице нашей сборной — непрерывно вела атакующие операции, другая, чилийская, самозабвенно оборонялась. Бывает, что и при нулевом счёте игра запоминается, если в действиях команд есть содержание и острота. В данном случае атакующие, постоянно пребывая на территории соперника, тем не менее создали считанные опасные моменты, обороняющиеся же даже не ловили шансов для контратак и все внимание сосредоточили на том, чтобы подальше отбивать мяч либо подольше его держать в сетях мелких передач. Атаки носили индивидуальный характер с ясно обозначенным направлением угрозы, что облегчало защищающимся, которых возле ворот никогда не было меньше девяти, перекрывать эти направления».

СССР — Чили — 0:0. 26 сентября 1973 года. Первый стыковой отборочный матч второго этапа чемпионата мира – 74

Фото: rusteam.permian.ru

«Это был самый несчастный матч в моей жизни, — вспоминал Капличный. — Я столько матчей отыграл за свою жизнь, но такой был впервые. Мы не могли забить, ворота были будто заколдованы».

Евгений Ловчев не согласился с этим тезисом.

«Мы играли довольно спокойно, но чувствовалась нервозность — какая-то аура неспокойная была. Естественно, они приехали защищаться. Это закон всех средних команд: если двухматчевое противостояние, они стараются как можно меньше пропустить. Приятное впечатление оставил центральный защитник Фигероа. Заколдованные ворота были? Я так не скажу. Игра равная была, может, мы имели на моментик больше. Не было такого пресса: когда момент за моментом — безликая довольно-таки игра была. Вы знаете, если бы мы выиграли 4:0, уверен, мы бы полетели в Чили сто процентов. И даже не так важно, как нам это подавалось, что там был концлагерь и десятки тысяч задержанных».

Эпизод из первого матча сборных СССР и Чили (0:0)

Фото: rusteam.permian.ru

В тот день был хорош голкипер Чили, об этом говорил второй тренер сборной Алексей Парамонов.

«У нас было много моментов забить, но мяч не шёл в ворота. Это не значит, что наши играли слабо, у них блестяще играл вратарь. Он тащил такие мячи, которые, казалось бы, должны были быть забиты».

Прекрасную игру Оливареса подметил и защитник Фигероа:

«В этот холодный вечер мы играли очень хорошо, а наш вратарь Оливарес — просто блестяще. У сборной СССР были очень хорошие форварды, но мы брали лучшей организацией. Думаю, мы играли так, что устояли бы против любой команды».

Тогда появилась новость, что перед самым вылетом новое правительство пригрозило футболистам Чили. Мол, если решите не возвращаться обратно, то ваши семьи будут арестованы.

«Для нас было очень тяжело уехать из Чили и оставить наши семьи дома в это время, — рассказывал капитан чилийцев Вальдес. — Ведь мы отправились в Европу всего через неделю после известных событий. Всё это время у нас не было никакой связи с родными. Все очень переживали по этому поводу. И мы немного тревожились по поводу приема в Москве. До переворота у СССР были очень хорошие отношения с Чили, но ведь переворот всё изменил».

Были ли футболисты Чили запуганы? Отвечает Евгений Ловчев.

«Никакой запуганности мы не увидели. В первый раз слышу о том, что им угрожали — об этом нам ничего не было известно. Но тот факт, что не все хотели возвращаться, подтверждаю. Вы знаете, мы в те времена часто играли в Латинской Америке, так вот, зимой 1973 года мы были то ли в Перу, то ли в другой стране, поселились в одной гостинице с большим танцевальным ансамблем. Он состоял исключительно из девушек, а сами они были из Чили. Говорили тогда, что девушки из Чили очень симпатичные, подтверждаю, это правда. Мы с ними разговаривали на известную тему, спрашивали как и чего, тогда они нам рассказали, что уехали из страны и теперь гастролируют по всем ближайшим странам. Они тогда не могли точно ответить, вернутся ли обратно домой. Кстати, в тот день они-то нам и проболтались, что далеко не все чилийские футболисты вернулись на родину».

Стадион «Насьонал» стал концлагерем. Наши отказались ехать в Чили, но виноватыми сделали ФИФА

Через пару дней после первой встречи Федерация футбола СССР направила в ФИФА просьбу перенести ответную игру на нейтральную территорию. Стадион «Насьонал», на котором должен должен был состояться матч, во время переворота был превращён в концлагерь. В письме советской федерации говорилось, что на стадионе, «обагрённом кровью патриотов чилийского народа, по моральным соображениям не могут выступать советские спортсмены».

«Насьонал» в те дни действительно был превращён в один из самых больших концлагерей в стране. Людей на футбольный стадион привозили круглыми сутками, причём большими партиями. Некоторых держали непосредственно на трибунах, но самая большая группа арестованных (десятки тысяч человек) находились прямо на футбольном поле. Они лежали лицом вниз с поднятыми руками на затылке. Между рядами арестованных ходили военные с автоматами. Подразделение морской пехоты контролировало трибуны, они стояли снизу и сверху по всему периметру стадиона.

«Насьонал» — один из самых больших концлагерей в стране во время переворота

Фото: из исторического архива стадиона «Насьонал»

ФИФА не могла игнорировать просьбу советской стороны, поэтому отправила своих представителей в Чили. Комиссия пробыла на Сантьяго три дня, причём проверяли в основном мелочи: качество газона, раздевалки и прочее. Их не очень интересовало, почему на стадионе несколько тысяч человек на трибунах, как и не интересовала военная ситуация в стране. Переносить матч никто не собирался, о чём сообщили СССР. Так сказать, футбол вне политики.

«Совершенно очевидно, что два этих типа из ФИФА видели нас, но они ничего не сказали, это было невероятно», — вспоминает один из бывших арестованных Фелипе Агуэро.

Советский Союз до последнего просил ФИФА перенести игру на нейтральную территорию, но всё без толку.

«Тогда мы не знали одной вещи, которую узнали намного позже, — вспоминает Евгений Ловчев. — Изначально переговоры были такие: либо мы играем оба матча на нейтральной территории, либо каждая из национальных команд проводит домашний матч на родине».

Если всё было именно так, то о каком переносе могла идти речь? Мы изначально не согласились проводить обе игры на нейтральной территории, а когда дома сыграли 0:0, то из кожи вон лезли, но хотели перенести вторую игру. Смех.

ЗАЯВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЦИИ ФУТБОЛА СССР

Международная федерация футбола (ФИФА) сообщила, что отборочный матч чемпионата мира по футболу между сборными командами СССР и Чили назначен на 21 ноября 1973 года в Сантьяго (Чили).
Как известно, в результате фашистского переворота и свержения законного правительства Народного единства в Чили царит обстановка кровавого террора и репрессий, отменены конституционные гарантии, ведется разнузданная провокационная кампания против социалистических стран и всех демократических сил, нагнетаются антисоветские настроения, допущены факты произвола и насилия в отношении советских граждан, находившихся в Чили.
Национальный стадион, на котором намечается проведение футбольного матча, превращен военной хунтой в концентрационный лагерь, арену пыток и казней патриотов чилийского народа. На трибунах и в помещении стадиона содержатся тысячи ни в чем не повинных людей. Среди узников стадиона-тюрьмы много иностранцев, в том числе и кубинские тренеры, приехавшие в Чили для передачи опыта по приглашению чилийских спортивных организаций.
Федерация футбола СССР обратилась в Международную федерацию футбола с предложением провести указанный матч в третьей стране, так как на стадионе, обагренном кровью патриотов чилийского народа, по моральным соображениям, не могут в настоящее время выступать советские спортсмены.
Однако ФИФА не посчиталась с известными всему миру чудовищными преступлениями, творимыми военной хунтой, и, основываясь на заверениях самозванного министра обороны Чили, заявила, что нет никаких препятствий для проведения отборочного матча в Сантьяго.
Федерация футбола СССР от имени советских спортсменов выражает решительный протест и заявляет, что в сложившейся обстановке, когда Международная федерация футбола вопреки, здравому смыслу пошла на поводу у чилийской реакции, она вынуждена отказаться от участия в отборочной игре чемпионата мира на территории Чили и возлагает всю ответственность за это на руководителей ФИФА.
В то же время Федерация футбола СССР вновь подтверждает свою готовность на проведение отборочного матча с чилийскими футболистами на территории третьей страны, если Международная федерация футбола пересмотрит свое решение.

«Мы до самого конца не знали: полетим или нет, — рассказывает Ловчев. — Нам показывали много кадров со стадиона, показывали кадры переворота и настоящей войны. Пиночет в нашей стране был врагом — тут даже вопросов не было. Объявили нам об окончательном решении где-то за неделю до игры. Но все футболисты готовы были ехать, никто не соскакивал. Конечно, когда шёл мундиаль, мы следили за чилийцами. Они ничего не выиграли. Понимали, что они слабенькие на том мундиале, тем более пришло время голландцев».

Чили — СССР*
21 ноября 1973 года. Ответный стыковой отборочный матч второго этапа чемпионата мира–74. Сантьяго. Стадион «Насиональ де Чили». 4.897зрителей.
Судья: Рафаэль Диас (Чили).
Чили: Хуан Оливарес, Хуан Мачука, Альберто Кинтано, Антонио Арьяс, Франсиско Вальдес (к), Гильермо Паес, Элиас Фигероа, Серхио Аумада, Хуан Родригес, Карлос Кассел, Энцо Рейносо.
Тренер: Луис Аламос.
Гол: Вальдес (1).
*Сборная СССР не явилась на матч (05.01.1974 ФИФА засчитала сборной СССР техническое поражение со счётом 0:3).

21 ноября чилийцы в полном составе вышли на поле стадиона «Насьонал» в Сантьяго. На трибунах было около пяти тысяч. Обслуживал матч местный арбитр Рафаэль Диас, хотя ФИФА отправили на игру другого рефери, но тот отказался участвовать в шоу. Футболисты сборной Чили в традиционной красно-синей форме собрались в центре поля.

Футболисты сборной Чили в традиционной красно-синей форме собрались в центре поля перед «матчем» со сборной СССР

Фото: rusteam.permian.ru

После свистка они, перепасовываясь, дошли до чужих ворот, после чего капитан команды Франсиско Вальдес вколотил мяч в сетку пустых ворот.

Франсиско Вальдес вколотил мяч в сетку пустых ворот

Фото: rusteam.permian.ru

Как только был забит гол, арбитр завершил игру. Официально игру признали состоявшейся только 5 января 1974 года — сборной СССР за неявку на эту игру было засчитано техническое поражение со счетом 0:3.

«Я эти кадры впервые увидел через 10 лет после игры, — рассказывает Ловчев. — Я с удивлением смотрел и думал: «Что за фарс?». Если команда не приезжает, то по регламенту ставится техническое поражение 0:3. Если честно, немного был шокирован этим.

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий