Как Божович оказался в России, Иличич мог перейти в «Спартак», интервью с Гораном Велькови

С сербским агентом Гораном Вельковичем мы встретились, чтобы обсудить дикую историю с увольнением Маминова из «Актобе». Оно случилось через месяц после его назначение, и Владимир в подробностях рассказывал «Чемпионату» о суровых реалиях казахского футбола.

По ходу интервью выяснилось, что Велькович давно работает с игроками из РПЛ и именно он впервые привёз Божовича в Россию. Ещё одна подробность выяснилось как нельзя вовремя.

— Знаете же Иличича, который накануне положил покер в ворота «Валенсии»? — начинает Велькович, — однажды я предлагал его в РПЛ.

— Когда это?
— Когда «Марибор» стал чемпионом Словении. Было видно, что у Иличича есть все качества, чтобы заиграть в топ чемпионатах. Позвонили агенту, он дал добро на переговоры с клубами. В итоге «Палермо» купил игрока за небольшие деньги (2,3 млн евро по данным Transfermarkt. — Прим. «Чемпионата»), а потом хорошенько заработал на нём, продав в «Фиорентину» за 9 млн евро. Там у него не получилось, и вскоре его арендовала на год «Аталанта». Как раз в то время предлагал его «Спартаку», тогда ещё главным тренером был Каррера. Общался с одним тренером, которого знаю со времён Украины. Сказал ему: «Присмотритесь, это хороший игрок».

— Не заинтересовались?
— Не знаю точно, сказал ли он о моём предложении Каррере и боссам клуба. Просто потом ответил, что их не интересует этот игрок. Думаю, он мог бы помочь красно-белым. Тем более, уже тогда ходили разговоры, что Промес уезжает. Иличич стоил недорого, и я был уверен, что «Спартаку» он подходит на 100 процентов. Ну, не произошло и не произошло. Это жизнь. Зато как он сейчас играет в «Аталанте»!

Божовича президенту «Амкара» посоветовал строитель. Когда об этом узнал Миодраг, он сам позвонил Вельковичу и попросил привезти его в Россию

— Горан, про вас почти ничего неизвестно широкой аудитории. Расскажите немного о себе.
— Я родом из Белграда. Бывший футболист, всю свою карьеру выступал за сербский клуб «Земун». Закончил рано, в возрасте 25-26 лет. Получил травму. Как раз в это время в 1991 году началась война. Тогда был такой закон: если два брата в семье, то старший уезжает в армию, а младшему нужно кормить семью. Когда началась война, пошли санкции. Это было тяжелое время для Сербии. Например, пенсионеры получали деньги, на которые можно было купить всего 10 яиц. Началась инфляция.

— Как снова попали в футбол?
— В 1993 году меня позвал в родной клуб Владимир Булатович, он тогда был спортивным директором в команде, и я стал его заместителем. Через некоторое время стал техническим директором, а потом — спортивным. Отработал в клубе пять лет, получил хороший опыт и знакомства. В 1995-1996 я уже начал работать в качестве агента, а в 1998-м получил лицензию.

— Первый ваш трансфер?
— Милан Вьештица, который перешёл в «Зенит». В 2002 году. В этот же год в Петербург переехал ещё и Владимир Мудринич. Это были мои первые мои трансферы, хоть и не очень недорогие.

— В то время президентом клуба был Виталий Мутко?
— Да, познакомился с ним во время сборов на Кипре, он прилетал на несколько дней и мы разговаривали по поводу трансферов. Сразу было видно, что это грамотный человек: как разговаривает, преподносит свои идеи. Уже тогда было ощущение,, что «Зенит» станет топовым клубом в будущем. Так и произошло.

— Что было дальше?
— Следующим моим трансфером был переход молодого сербского игрока Александра Селкича из «Цюриха» в «Спартак». Со временем начал работать с «Амкаром». Так началась моя карьера агента.

—Почему именно с «Амкаром»?
— Они вышли в Премьер-Лигу в 2004 году, и я через общих знакомых познакомился с их главным тренером Сергеем Обориным. Позже Оборина уволили, и на его место пришёл Рашид Рахимов. В тот момент я привёз в команду Николу Дринчича, с Дуймовичем, и у них хорошо пошло. Когда Рахимов уехал в «Локо», президент «Амкара» Валерий Чупраков ждал от меня предложений по кандидатам на пост главного тренера.

— И вы посоветовали Божовича?
— Там была забавная история. У Чупракова то ли в квартире, то ли в доме работал строитель, и он был сербом. Не знаю, с чего вдруг они об этом заговорили, но строитель сказал ему, что в Сербии есть тренер по имени Миодраг Божович, и он очень крутой.

— Кого он на тот момент тренировал?
— Сербский клуб «Борац». Как-то еду вместе с Сергеем Юраном из Ярославля в Москву, и раздаётся звонок. Это был Божович. Говорит: «Веля (так он меня называл), я знаю, что у тебя хорошие отношения с «Амкаром». Мне уже звонили из клуба, давай оформим переход».

— Удивились?
— Ещё бы. Как вы понимаете, он сразу был согласен ехать в Россию. Вот такие мелочи иногда решают судьбу человека. Хотя мне было видно: потенциал есть.

— С какими чувствами вспоминаете Пермь?
— Всё то время, пока сотрудничал с клубом, оставило только приятные воспоминания. Хотя, когда в первый раз приехал в Пермь, на улице было минус 25, очень холодно. Я приехал из Сербии, и у нас минус пять уже считается холодом. Если же говорить о самой стране, то у нас, сербов, с Россией всегда были хорошие отношения. А что касается пермского клуба, было ощущение, что «Амкар» для президента Чупракова был словно дочкой.

— Каким вам запомнился Чупраков?
— Спокойным. Всегда выслушивал твои предложения. Хороший президент. У «Амкара» никогда не было огромного бюджета, Чупраков делал для клуба всё самое лучшее. Потом Чупраков ушёл, и Шилов стал президентом. Он тоже грамотный человек. Но пришёл другой губернатор, который не любил футбол. Сразу сказал, что деньги давать не будет. Так что мне было понятно, что через год-два всё закончится.

— Вы ведь ещё помогали с трансферами «Локомотиву», когда тренером был Рашид Рахимов?
— В то время Николай Наумов был президентом клуба, и я привёз в команду Милана Милановича из Сербии. С моей помощью в клуб пришёл Марко Баша, позже Эмир Спахич. Помогал клубу примерно три года. Зарплату не получал, только комиссионные — за участие в переговорах.

Велькович жил в Италии, но уехал оттуда из-за коронавируса. Он общается с агентом Буффона, и тот интересовался Миранчуком

— Где вы сейчас живёт?
— Лет 10-12 на две страны: Сербия и Италия. Но сейчас из-за эпидемии коронавируса нахожусь в Белграде. Сначала в Италии закрыли только один регион, а потом и всю страну. Ещё в феврале мне звонили оттуда друзья и говорили: «Горан, не приезжайте». Думал, что вся эта история закончится через 15-20 дней, а оно вон как получилось. Индустрия футбола Италии, если мы говорим о финансовойй точке зрения, находится на шестом месте в стране. Это ведь ещё большие деньги касательно налогов. Если вы хотите платить зарплату футболисту 100 тыс евро, то такую же сумму надо заплатить государству. Если так пойдёт и дальше, коронавирус может убить местный футбол.

— Можно ли ожидать массового оттока футболистов из Италии?
— Нет. Серию А любят сами футболисты. Да, в АПЛ самые большие деньги, но Италия — это жизнь, эмоции, энергия. Там игрок по-настоящему чувствует себя футболистом. Если команда проигрывает, болельщики могут всё высказать в лицо. Эмоции тут преобладают. Поэтому же Италии много сербов и хорватов, наш менталитет схож.

— К сожалению, там нет россиян.
— Жду там нескольких футболистов из России в ближайшие годы. Например, Алексей Миранчук может играть в Италии. Силвано Мартина (агент Буффона. — Прим. «Чемпионата») меня спрашивал про него ещё год-два назад. Я тогда сказал, что это очень хороший футболист. И придёт момент, когда ему нужно будет уехать из России. Считаю, что ему не нужно играть в Англии, лучше выступать в Италии и Испании. Но если бы он ушёл в «Ювентус», это было бы ошибкой. «Милан»? Нет, он сейчас нестабилен, Алексею нужен клуб скромнее. «Удинезе», «Сассуоло», «Лацио» бы подошёл. За год подтянул бы язык и набрался опыта в Серии А.

— В какую стоимость оценили бы трансфер Алексея Миранчука? У нас говорят о сумасшедших суммах в районе 40 евро.
— Его объективная стоимость — 20 млн евро. Если «Локомотив» получит ещё и бонусы, то это будут очень хорошие деньги.

— К другим нашим футболистам в Италии интереса нет?
— Нет. Но по моему мнению, Роман Зобнин пригодился бы любой итальянской команде. Я за ним слежу уже два года. Работаю на итальянском рынке вместе с известным агентом Силвано Мартина, подопечным которого является Джанлуиджи Буффон. У меня есть фирма в Словении Aleksandrija Sport, и с Силвано сотрудничаю через неё. Занимаемся переходами балканских игроков.

— Самые громкие переходы, в которых вы участвовали?
— Эдин Джеко из «Манчестер Сити» в «Рому». У Джеко есть свой агент, но вместе с Силвано мы вышли на него и помогли перебраться в Италию. Джеко — отличный парень. Сейчас они с Коларовым в «Роме» — лучшие друзья. Могу сказать о них только хорошее.

— Как агент, работающий в балканских регионах, можете оценить переходы местных игроков в РПЛ?
— Хорошим приобретением считаю Спайича в «Краснодар». У него все качества были уже во время выступления в Бельгии. В «Сочи» тоже хорошие игроки: Миладинович и Лагатор.

— Переход Петковича в «Спартак» удивил?
— В «Црвене Звезде» он был капитаном. Петкович хороший игрок, но, возможно, это не уровень «Спартака». В то время на позиции крайнего защитника была серьёзная конкуренция. Если говорить о трансферах в России, то ещё за пару лет до ЧМ дорогих покупок не было. Во всём виноват кризис.

— Заметили, что денег стало меньше в России?
— Да. Это бросается в глаза, когда нет больших покупок. Я помню времена, когда громкие трансферы совершали «Рубин», «Анжи», «Спартак», «Зенит» — вот это было время. Недавно смотрел матч «Динамо» — «Спартак», но там было так много брака… Хотя в «Спартаке» запомнился новый опорный полузащитник — Крал.

В Казахстане Велькович встретился с настоящим беспределом. Откаты, кумовство, разбитие на кланы

— В Казахстане есть человек по имени Арынгазы Беркимбаев, который занимается бизнесом и живёт в Актобе. Мою кандидатуру ему рекомендовал один балканский агент, с которым мы давно знакомы. Арынгазы узнал мой номер телефона и позвонил. Представился, коротко описал предложение и предложил прилететь в Казахстан на встречу.

— Что ответили?
— Мне это показалось шуткой. Я спрашивал: «С кем вы разговаривали?». Он мне назвал знакомые фамилии. Я сказал, что нахожусь в Италии и смогу прилететь в Казахстан лишь в середине октября. Он сказал: «Если можете, приезжайте». В конце сентября я приехал в Белград и позвонил ему. Тогда Арынгазы начал рассказывать про предложение более детально. Мол, есть клуб, который по уровню значимости в стране сопоставим со «Спартаком» и «Зенитом» в России. Но у клуба проблемы: очки отбирают из-за долгов, а менеджмент просто ужасен.

— Когда полетели в Казахстан?
— В середине октября. Пробыл там пять-шесть дней, познакомился с акимом (губернатором) области. Встречался с ним два раза: разговаривали о футболе, я ему рассказал своё видение того, как должен выглядеть клуб. Он мне объяснил, что недоволен менеджментом и генеральным директором Смаковым. К следующей встречу меня попросили сделать план развития футбола в области, который я позднее представил.

20 декабря меня назначили на пост генерального менеджера, а Артура Смагулова на пост генерального директора клуба. Аким сказал, что я не могу быть генеральным директором по закону, так как я иностранец. Хотя именно я должен был занять это место. Смагулову аким так и сказал: «Артур, ты здесь находишься, потому что Горан не может быть генеральным директором».

— Первые впечатления о Смагулове?
— Ребёнок. Первый наш разговор был такой: «Добрый день, я Артур Смагулов. Вы знаете, у меня дядя один из десяти богатейших людей Казахстанаа». Я ему отвечаю: «Какая связь между твоим дядей и клубом?». Он отвечает: «Я просто хотел вам сказать об этом сразу». Я был в шоке. Вот зачем мне эта информация? Вместо того, чтобы разговаривать о клубе, он мне выдаёт такое.

— О какой роли вы договаривались с акимом?
— Аким сказал лично всем: «Только Горан отвечает за футбол». А Артур должен делать то, о чём попрошу его я… Он должен был заниматься техническими вопросами. Но я сразу понял, что там было какое-то напряжение внутри. Руслан Мамунов и Артур Смагулов были в связке. Во всяком случае, мне так показалось.

— Почему?
— Было впечатление, что они не хотели убирать бывшего генерального директора клуба Самата Смакова. Сейчас понимаю, почему я им не подошёл. Я не человек клана. Там есть свои кланы: мой, твой, кум, брат, сват. Я пришёл профессионально работать, а им это не понравилось. Я тогда сказал Арынгазы: «Руслан мне не нравится». Он мне ответил: «Не переживай, это человек акима». Аким сказал мне, что нужно будет встретиться с Русланом и решить дела клуба. Встреча прошла очень странно.

— Расскажите.
— Мы поехали к нему в офис. Сидели на встрече, и Руслан в один момент говорит: «Горан, вы знаете, нам по бюджету надо закрыть долги прошлого года. Раньше у нас была практика, согласно которой нужно было отдавать 5% от всего бюджета». Я говорю: «Кому надо отдать?». Он отвечает: «Ну, такая вот практика». Понял, что речь идёт о какой-то схеме и прямо сказал: «Руслан, я никому не буду отдавать эти деньги».

Велькович пригласил Маминова потому что знал его как игрока. Но однажды босс «Актобе» завалился на сборы пьяным и уволил Владимира спустя месяц

— Почему пригласили Маминова на пост главного тренера?
— Были кандидаты из Казахстана, но я опасался коррупции, поэтому решил пригласить тренера из России. Мне нравилось, что я знал его как игрока. На тот момент хотел понять, какую тактику он хочет наигрывать, как видит ситуацию в команде. Всё-таки, хоть я и работаю агентом, наблюдал за тренировками лучших итальянских тренеров, среди которых Капелло и Конте. Тем более, когда Маминов закончил карьеру, он работал в тренерском штабе «Локомотива». Перед встречей звонил Наумову (бывший президент «Локомотива». — Прим. «Чемпионата»), спрашивал: «Что думаете по поводу Маминова?» Он отозвался только хорошими словами. Поэтому когда прилетел в Казахстан, сразу назвал имя кандидата на пост главного тренера. Лично купил билеты Маминову, и он прилетел.

— Правда, что перед прилётом Маминова в «Актобе» игроков набирали по объявлению?
— Было такое. Мне позвонили и сказали: «Горан, вы знаете, мы объявили местным футболистам о просмотре». Меня в курс дела поставили по факту. Говорю: «Это же не фирма, что значит объявили? А где тренировать? У вас же снег». В общей сумме было около 500 заявок, спасибо Косолапову, что их отсматривал.

— Маминов рассказывал о человеке по имени Даулет. Расскажете, кто это?
— Человек, который работал в клубе и был заместителем генерального директора. Этот человек — аферист. Я с ним познакомился ещё в декабре. Тогда же узнал через Косолапова, что он воровал деньги. Когда Алексей увидел, что он сидит рядом со мной, сказал мне: «А зачем вам нужен этот человек?». Тогда и начала раскрываться история Даулета.

— Какие-то меры предприняли после разговора с Косолаповым?
— Я сказал Арынгазы, что сотрудничать с Даулетом не буду. Но в период с 24 декабря по 8 января, пока меня не было в Казахстане, Даулет уже начал работать со Смагуловым. Артур говорил: «Ну, зачем вы к нему так резко? Он знает клуб. Он нам поможет». За месяц, пока я был в Турции, они начали осуществлять свои схемы. Сначала Артур поставил Даулета начальником команды, а потом сказал: «Нет, он будет моим заместителем». А в январе, пока я был в Италии, они подписали 10 игроков без моего ведома. Смагулов начал работать генеральным, как босс. Хотя он не должен был этого делать.

— Как отреагировали?
— Он мне объяснял: «Не мог ждать, эти игроки ушли бы в другие команды». Говорю: «Если они в порядке, они бы уже давно ушли». А он: «Нет, их надо подписать». Я был не согласен с этим. Сразу сказал, что каждый из них будет проходить просмотр, без разницы, есть контракт или нет. В итоге из тех 10 игроков, которых прислал Смагулов, оставили только семерых. Трое не подошли.

— Сколько футболистов всё же доехало на сборы?
— С подписанными контрактами приехали 10 человек. В общей сложности человек двадцать. Писали, что их было чуть ли не 70 — это ложь.

— По тренировочному процессу вопросов не было?
— Всё было хорошо. Уже были Маминов и Косолапов, потом пришёл тренер по физической подготовке, которого позвал Владимир. Тренера вратарей я знаю еще со времён «Амкара», это я его поставил. Ждали тренера-аналитика, хотя в клубе даже не знали, что такой существует. Говорили: «Ну, вон там сидит человек, он может вам помочь». Разговариваю с ним, а он говорит: «Я — видеооператор, но я люблю смотреть матчи». Я говорю: «Это разные вещи».

Потом они удивили меня ещё больше. Спрашивают: «Почему в тренерском штабе нет казахстанца?». Я в шоке был. По какой причине должен быть тренер-казахстанец? У нас есть Алексей Косолапов, который живёт 17 лет в Актобе. Говорю: «Люди, это неправильно». Они мне в ответ: «Косолапов давно живёт в Казахстане, но он русский. Он не местный».

— Когда начались такие проблемы, не подумали, что зря приехали?
— Уже к концу января жена говорила: «Зачем тебе это нужно? Они непрофессиональные люди». Но я думал, что всё будет нормально. Хотя сейчас понимаю: Руслан Мамунов, Артур Смагулов и Даулет Арыстангалиев — люди нефутбольные. Когда вели переговоры с игроками, я разговаривал лично с каждым игроком. Говорю: «Какую зарплату ты хочешь? Он говорит: «2 млн тенге». Я отвечаю: «Можем предложить только 1,5 миллиона, но это твои деньги и никому не надо их отдавать». Понимал, что когда мне называют цифру больше, думают, что часть этих денег нужно вернуть. Сразу сказал им: «Зарплата — ваша. Я знаю, что у вас есть коррупция, но все эти деньги твои». Но видел по лицам местных, что они до конца не верят, что такое возможно.

— Смагулов же вас обвинял в том, что вы по завышенной цене арендовали отель?
— У нас всё было официально. Я услышал, что СМИ начали писать о том, что мы 150 тыс. евро потратили на первый сбор. Я позвонил человеку, с которым давно работаю. Спросил: «Может столько стоить?». Он говорит: «Горан, нет». Я говорю: «Сделайте мне расчётку за каждый номер и за каждую фамилию». Оказалось, что на две команды (основную и молодёжную) за 25 дней мы потратили 92 тыс евро. Это мало. Эту расчётку я отдал лично в руки акиму. Вместе с ней был документ с информацией кого надо уволить.

— Кто был в том списке?
— Даулет, спортивный директор и ещё несколько людей. В ходе разговора я сказал: «Не хочу участвовать в их схемах, потому что они нефутбольные люди. Сказал, что готов уйти, но аким сказал: «У меня к тебе доверие максимальное, тебе надо вернуться в Анталию. Когда будешь рядом со Смагуловым, позвони мне и дай трубку ему. Только звони обязательно со своего телефона. Я записал его номер телефона и улетел в Турцию.

— По словам Маминова, когда Смагулов прилетел в Турцию, несколько дней весело проводил время в другом отеле?
— 16 февраля я прилетел в Турцию, и мне позвонили люди из гостиницы, где был Артур. Сказали: «Горан, ты вернулся? Мы видели твоего генерального директора с двумя людьми, и они такие пьяные были! Настойчиво хотел сфотографироваться с Подольски, немец уже начал отталкивать его». В день моего прилёта вечером должна была пройти встреча, игроки ждали контрактов. Переоделся, вызвал Маминова и в 9 часов вечера приехал в отель к команде. Долго ждали Смагулова, но его всё не было. Мне звонят: «Он вообще пьяный, точно не приедет». Ждали до часу ночи, в итоге написал смску акиму, что он не пришёл.

— Что было потом?
— Часов в 7 утра звонит Маминов: «Здесь Смагулов говорит, что ты меня хочешь уволить». Я только проснулся, но через 15 минут уже был на месте. Смагулов был пьяный, видно, что пил всю ночь. Маминов ему говорит: «Повторите то, что сказали мне». Он говорит: «Горан, вы хотите его убрать». Я говорю: «Кого?». Он говорит: «Вы же написали в расчётке об этом». Я говорю: «Видно, что ты пару дней был пьян. Ты прочитал неправильно. Там написано: я хочу вернуть главного тренера дубля». Разозлился и говорю: «Ты специально это делаешь, чтобы человека испугать и поссорить его со мной. Думаешь, я глупый?». Он замычал: «Эмммм…. Так… Но…». Я говорю: «Ты врёшь, ты всё время врёшь. Ты и Даулет, который стоит там, вы нефутбольные люди!».

— Чем закончился тот диалог?
— Сказал, что позвоню акиму, а Артур ответил, что не будет с ним разговаривать. Потом встал и сказал: «Аким больше не будет этим заниматься, главный теперь я. А акиму будут звонить сверху». Через час Смагулов сделал собрание, на котором уволил Маминова. Но так как официальных документов об увольнении не было, Маминов всё равно провёл тренировку в зале. Местные её пропустили.

— Все?
— Большая часть. Было видно, что на игроков оказывалось давление. Потом была вечерняя тренировка, видео с которой есть в Сети. Я её пропустил, потому что в 18 часов местная газета должна была взять у меня интервью. Приехал в гостиницу, и мне Маминов рассказал, что Смагулов был пьяный, мешал тренировке.

— У вас был на руках подписанный контракт?
— Нет, но есть доказательства, что контракт должен был быть подписан.

Я хочу доказать, что меня обманули. Может быть, обращусь в суд. Я работал два месяца. У меня зарплата была 5 млн тенге в месяц, учитывая налоги. Это около 13-14 тыс. долларов. Контракт должен был быть подписан на три года. После первого сбора мы завершили комплектацию состава на 80%, а Смагулов говорит, что нет качественных игроков. Почему тогда он подписывает контракт с этими игроками?

— Как вы думаете, почему аким не выходит на связь?
— Может быть, до сих пор пытается во всём разобраться. Ему нужно было поговорить со мной после ситуации. Надеюсь, что до середины марта он всё объяснит мне и болельщикам. Подожду до 15-20 марта. Либо пойду в суд. Если будет возможность вернуться, то я это сделаю. Реально хочу оставить свой след в «Актобе».

— В «Актобе»? Серьёзно?
— Я серьёзно. Если аким скажет, что они ошиблись, я вернусь. Верю акиму. Буду ждать до конца марта, потому что чемпионат начинается 4 апреля. Мы эту команду построили на 80%. Аким должен сделать правильный выбор и вернуть нас в команду. Но Маминов должен вернуться вместе со мной.

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий