Иван Саенко — о завершении карьеры, «Спартаке», Евро-2008, Киркорове и ресторане

Про Ивана Саенко долго ничего не было слышно. Хотя слухов ходило множество. Что закончил карьеру из-за проблем с алкоголем. Что был свидетелем по делу о мошенничестве, в котором серьёзно финансово пострадал Александр Кержаков. И вот, Саенко стал гостем YoTube-канала «Поз и Кос», где рассказал о том, почему закончил карьеру и как живёт сейчас.

О завершении карьеры

— Почему Иван Саенко закончил играть?
— Я получил травму в Ростове, Гацкан сделал подкат и у меня хрустнула нога. Меня вынесли за поле, доктор что-то сделал и хрустнуло обратно, я пошёл играть дальше.

Потом через 10 минут мне нужно было замениться, я подавал угловые, исполнял стандарты и добил колено окончательно. После этой игры я полетел на первую операцию — на мениске. Потом после наркоза мне врач сказал: «Вань, извини, но у тебя ещё и крестообразные связки в разные стороны смотрят». У меня была очень долгая травма и очень неприятная. Я начал потихоньку восстанавливаться и у нас была игра в «Лужниках», где ещё было искусственное поле. После каждой игры колено было опухшее, не сгибалось до конца и на массаж и восстановление уходило по два-три дня. Меня это всё стало нагружать психологически. Затем, произошёл небольшой конфликт с Карпиным и начали появляться предложения: от «Ростова», от «Хоффенхайма». После «Спартака» мне не хотелось идти куда-то ниже, я не смог уехать в «Ростов», хоть и условия были не
хуже. И вот эта психологическая тема в сумме с травмой заставила меня закончить. Отец со мной очень долго разговаривал и семья, убеждали остаться, но я сказал: «Отстаньте от меня».

— Оглядываясь назад, есть сожаление о том, что в тот момент не стал играть за «Ростов» или другой клуб ниже статусом?
— Для меня лично никаких сожалений нет, но у меня два сына и то, что младший не застал мою игру и не походил на стадионы — переживаю. Это понимание пришло только с годами. На тот момент со мной нельзя было договориться и разговаривать.

— Ты сейчас чем занят?
— Последние 1,5-2 года мы проект открывали с Валентином Юдашкиным, это ресторан. В том году было открытие.

— В Москве?
— Да. Он так и называется «Дом моды». Посмотрите в интернете, у нас было большое открытие, там все были, в том числе и Пугачёва. Грандиозное событие было в Москве. У Юдашкина большой особняк, где он встречает людей, у него официально и Дмитрий Анатольевич Медведев был.

— Как у тебе так получается быть знакомым со всеми: Юдашкин, Пугачёва, Киркоров. Ты тренировал детей Киркорова?
— Это Филипп так сказал.

— То есть ты не тренировал? Зачем он тогда так сказал?
— Мы давно с ним дружим. Познакомились как раз после чемпионата Европы, всегда общаемся, на связи. То ли 2010-й, то ли 2011 год, мы были в Дубае с семьёй и улетали вместе с ним и его семьей в Москву обратно. И он когда увидел моего старшего сына, мы вместе летели в самолёте, говорит: «Вань, у меня будет ребёнок». Я тогда ещё так посмеялся честно. И он говорит: «Мартином назову». Я тоже так посмеялся и говорю: «Я тебе не верю». И потом, когда у него ребёнок появился и в газетах написано: «Мартин». Он мне позвонил: «Я же тебе обещал».

Пандемия и возвращение Бундеслиги

— Когда началась пандемия, я позвонил друзьям и поразился, насколько всё дисциплинированно в Германии. Сказали никуда не ходить, сказали надо это делать — все слышат. Всё это накладывает свой отпечаток. Они поставили цели, какие-то задачи себе, потом начали понимать, где пики пандемии. У них всё чётко, всё расписано, всё по плану. Я думаю, поэтому они заранее всё планировали и быстрее всех вышли из этой ситуации. Тут по-любому нужно было доигрывать.

— Любимый футбольный клуб?
— «Спартак».

— Лучший матч, в котором ты играл?
— Наверное, против Нидерландов на Евро-2008. Почему наверное? Ну, финал Кубка Германии тоже всё-таки хорошо, когда мы обыграли «Штутгарт» 3:2. Но Евро связано со страной и эмоции немного другие.

— Ты можешь вспомнить, что сказал Гус Хиддинк перед матчем с Нидерландами?
— Изначально, в чём вся сила Гуса, — психология. Он с самого первого дня говорил, что самое главное — научиться верить в себя. Каждый раз, с каждой игрой это всё увеличивалось и в итоге дошло до такого. Я помню, что он перед матчем зашёл и сказал: «Будет шанс, почему нет? Чем вы хуже, чем они?». Вот примерно такой посыл был.

— Лучший игрок, с которым ты играл в одной команде?
— Вообще Андрей Аршавин, но в силу того, что сейчас и на протяжении долгого времени показывает Юра Жирков, при том, что я ещё и крёстный у его старшего сына — Юрок, по-любому.

— А за рубежом?
— Со мной играл Харистеас, чемпион Европы из сборной Греции. Но был ещё Марек Минтал и он получил «пушку», забил 26 голов в Бундеслиге. Стать лучшим бомбардиром в Бундеслиге, когда «Бавария» была с Баллаком, Маккаем, Зе Роберто, Лусио и Каном — высоко. Скорее всего — Минтал.

— Главная проблема российского футбола?
— Она связана с проблемой в экономике страны. Пока что мы не готовы, чтобы всё работало как единая система. Мы не можем продавать билеты ни по 100, ни по 200 евро. Клубы не могут сами себя содержать. Я когда жил в Германии, пятница-суббота, всё. Все знали, что начинает Бундеслига и это праздник. К выходным реально готовились. Что касается моего родного Воронежа, я всегда знал, что это футбольный город. В 10-12 лет я ходил на «Факел», когда он играл в первой лиге. На такие матчи собиралось по 12-13 тысяч человек. Когда клуб вышел в Высшую лигу — билеты было сложно купить. Весь город шёл на футбол. К тому же, город ещё и претендовал на стадион к чемпионату мира 2018 года, а теперь тут ещё лет 30-40 не будет нового стадиона. Не в обиду Саранску, но Воронеж этого заслуживал.

Сёмин и Клопп

— Сёмин покинул «Локомотив». Все фанаты против его увольнения.
⁃ Если ты расстаёшься с человеком, легендой клуба, то дождись решения: будет ли доигран сезон или нет, это раз. Если будет доигран, то на любых условиях договорись, чтобы он довёл этот сезон до конца. И с точки зрения руководства будет легче.

Вот я с Клоппом лично знаком. Я практически в каждом матче, кроме одного или двух, забивал его «Майнцу». В один прекрасный момент я был у него номер один на трансферном листе, и это мне было 19-20 лет. Набирает мне менеджер «Майнца», это был выходной и говорит, чтобы я пока никому не говорил, они были в процессе переговоров с «Карлсруэ» о покупке меня. Мне сказали, что Клопп меня ждёт, хочет лично пообщаться. У нас был выходной, я поехал в Майнц, заманивали красиво. В Германии у каждого клуба, обязательно, есть титульный автомобильный спонсор: у кого BMW, у кого Audi. У них — BMW было, я до сих пор помню. Стоят в ряд эти машины и менеджер клуба мне говорит: «Если договоримся, любую забирай, это твоя». Я говорю: «Я понял». Мы в отеле встретились, долго общались, он говорит: «Вань, ты вообще то, что мне нужно: агрессивный футбол, прессинг». Мы с ним час обедали, он попросил хорошо подумать и рассказал, что ждёт меня в клубе. Это был первый раз, когда «Майнц» не договорился с «Карлсруэ».

— А ты хотел перейти?
— Ну, конечно. Потом опять, играя уже за «Нюрнберг», я им снова забиваю. Клопп мне уже перед матчем говорит: «Ну что, опять сегодня забьёшь?». Мы всегда в хороших отношениях были. И тут он возглавляет Дортмунд. И звонок агенту моему, что Клопп хочет меня к себе. А я как раз в «Спартак» пришёл.

Вообще, я должен был оказаться в «Динамо» Киев, они самые первые, кто депозит за меня внесли. В Германии всё строго, там нельзя бюджет раздуть, если у тебя есть €5 миллионов на трансферы, то ты больше не можешь потратить. Это у нас: «Давай к губернатору зайдём», — или: «Леонид Арнольдович, там ещё бы чуть-чуть нефти, побольше продайте». У нас есть варианты с этим, а там всё. И на тот момент у Дортмунда на трансферы было 5 или 7 миллионов, они были не так сильны. Это потом они при Клоппе взлетели. За 4 они взяли Суботича в защиту и на меня миллион оставили.

Он позвонил и говорит: «Вань, миллион». Я говорю: «Да я сам до вас пешком дойду, решите этот вопрос, я агенту позвоню». А тут «Динамо» Киев и «Спартак» вышли на «Нюрнберг». Ну, а президент «Нюрнберга» понимает, что денег больше предложит больше, либо «Динамо» Киев, либо русские. «Нюрнбергу» нет смысла продавать меня в Дортмунд.

Но, так как киевляне за меня уже депозит внесло, я после этого к ним и полетел, Юрий Павлович как раз тренировал команду. Он мне говорит: «Вань, вот ты слева играешь, твоя позиция, мы тебя ждём, иди договаривайся по контракту». Я попросил день на раздумье, и в этот день на меня вышел «Спартак», Смоленцев тогда был гендиректором. И я, конечно, сказал: «Я домой поеду».

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий