История роспуска ЦДСА в августе 1952 года

История одного из самых титулованных клубов российского футбола, московского ЦСКА, насыщена разными любопытными фактами. За время своего существования красно-синие выступали под четырьмя названиями – ЦДКА, ЦДСА, ЦСК МО и ЦСКА. И это не считая названий их предшественников – ОЛЛС и ОППВ, а также нынешнего официального наименования ПФК ЦСКА.

В начале 1937 года игравших в классе «Б» (аналог ФНЛ) «армейцев» неожиданно, вопреки спортивному принципу, прямо по ходу чемпионата вернули в класс «А». Объяснили это тем, что ЦДКА — единственный представитель в футболе РККА (Рабоче-крестьянской Красной армии), а потому должен выступать в элитном дивизионе. Да и вообще «армейцы» – хорошие ребята. А что вылетели в класс «Б», так это от тройной нагрузки. Им и в чемпионате СССР играть приходится, и в чемпионате РККА, и в чемпионате Московского гарнизона.

Ну а в начале 50-х годов носившие тогда название ЦДСА «армейцы» угодили в пренеприятную историю – команду решили расформировать, сделав ответственной за неудачное выступление сборной Советского Союза. О тех удивительных событиях и пойдёт речь.

Сборная СССР, она же сборная Москвы, она же ЦДСА. Как в Советском Союзе пытались запутать будущих соперников на футбольном поле

Сезон-1952 стал особенным для советского футбола. Сборной команде СССР предстояло принять участие в своём первом официальном турнире – сыграть на Олимпиаде в Хельсинки. А потому вся футбольная жизнь в стране была подчинена этому событию.

Ради успешного выступления на Играх решили позже обычного начать чемпионат СССР. А чтобы чем-то занять клубы, для них в апреле-мае придумали так и не доведённый до конца турнир на призы Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту. Сборная же тем временем усиленно готовилась на юге, раз в неделю играя товарищеские матчи с клубными советскими командами или сборными социалистических стран. При этом формально выступая то как ЦДСА, то как сборная Москвы. Хотя в её составе были не только армейцы и не только москвичи. Таким образом футбольные чиновники думали запутать соперников на предстоящих Олимпийских играх, чтобы те так и не поняли, кто же выходит на поле – сборная СССР или другая команда. Выглядело это как минимум наивно, поскольку даже рядовой болельщик понимал кто есть кто. Чего уж тогда говорить о «разведчиках» из стана будущих оппонентов советской команды.

О том, как в итоге сыграла сборная СССР на Олимпиаде в Хельсинки, мы подробно рассказали в одном из наших предыдущих материалов.

Если вкратце, то сначала наши футболисты победили Болгарию (2:1), а потом, совершив невероятный камбэк и отыгравшись со счёта 1:5, разошлись миром с сильной сборной Югославии – 5:5. Система розыгрыша на олимпийском турнире была кубковая, а потому с югославами пришлось провести ещё одну, дополнительную, встречу, в которой наша команда потерпела поражение – 1:3.

Поскольку политические отношения между СССР и Югославией на тот момент были натянутыми, близкими к враждебным, то тренеры и футболисты сборной ожидали неминуемых «оргвыводов» за проигрыш принципиальному противнику. Первые часы после поражения подтверждали худшие опасения: ничего хорошего на родине наших футболистов не ждёт. Старшего тренера команды Бориса Аркадьева усадили в самолёт и отправили в Москву для разбирательств. Не дали досмотреть Олимпиаду и футболистам, выслав их из Финляндии поездом. Причём билеты выдали только до Ленинграда, а дальше – добирайтесь как хотите. Выручили игроков сборной военные из ленинградского Дома офицеров, оказавшиеся хорошими знакомыми полузащитника команды Юрия Ныркова и нападающего Валентина Николаева. При их содействии игроков накормили и обеспечили проездными документами до столицы.

«Подъезжая к Москве, мы напряглись, — рассказывал потом Юрий Нырков. — Не знали, куда с вокзала повезут и как скоро увидим мы своих родных. А когда поняли, что нас никто не встречает, обрадовались и быстро разъехались по домам».

Сборная СССР перед товарищеским матчем с Румынией. Команда выступала под флагом ЦДСА

Фото: cska-games.ru

Ответственным за провал на Олимпиаде назначили ЦДСА. Возражения не принимались

Между тем чемпионат СССР 1952 года уже шёл, правда, в вялотекущем режиме. Было сыграно чуть больше 10 матчей – без участия клубов-лидеров, делегировавших своих лучших футболистов в сборную. Особенностью же турнира являлось то, что все его матчи проводились в Москве.

Почему? Из-за желания сэкономить на разъездах. Ведь деньги при социализме никто не отменял. Футбол в Советском Союзе формально считался любительским, но мало чем отличался от профессионального. Представлявшие спортивные общества команды платили за пользование стадионами, приобретали форму, мячи, тренировочный инвентарь, тратились на билеты для поездок в другие города, проживание в гостиницах, согласно установленному штатному расписанию выплачивали зарплату футболистам. Так что расформирования команд мастеров класса «Б» по причине нецелесообразности их содержания редкостью не были. Накануне же 1952 года ситуация сложилась аховая – почти половина команд класса «Б» находилась на грани роспуска, да и положение с финансированием в некоторых клубах Высшей лиги оставляло желать лучшего. Время-то было ещё голодное, страну восстанавливали после разрушительной войны, с окончания которой минуло семь лет, и траты на спорт строго регламентировались.

Однако благая идея помочь участникам чемпионата с треском провалилась. Руководители советского спорта упустили из виду, что солидную часть дохода команд составляют отчисления от продажи билетов. Сумма сбора делилась на три фиксированные части: одна уходила дирекции стадиона, остатки делились поровну между клубами — участниками игры. А кто будет приходить в Москве на матчи «чужих» иногородних клубов, явно уступающих в уровне мастерства столичным грандам, да еще при условии, что игры проходят практически каждый день? В итоге на матче — открытии чемпионата «Динамо» (Ленинград) – «Динамо» (Минск) собралось всего-навсего 2 тыс. любителей футбола. Способный вместить в 30 раз больше зрителей стадион «Динамо» в Петровском парке при столь скудной заполняемости выглядел пустым. Соответственно недосчитались энной суммы и кассы обоих динамовских клубов.

ЦДСА включился в чемпионат 5 августа – матчем с принципиальным оппонентом тех лет столичным «Динамо». На игру пришли 60 тысяч болельщиков, а завершилась она победой «армейцев» со счётом 1:0. Через четыре дня при вдвое меньшем стечении публики красно-синие одолели тбилисское «Динамо» — 3:2, а 13 августа победили со счётом 4:2 куйбышевские «Крылья Советов». Тогда многочисленные поклонники ЦДСА и представить себе не могли, что расстаются с любимой командой почти на два года.

Оказалось, что «казнь» за поражение от Югославии не отменили. Её попросту отложили. Миссия палача была возложена на члена Политбюро ЦК КПСС, одного из ближайших соратников Сталина Григория Маленкова. Но до её выполнения руки у него дошли не сразу. Всё-таки футбол в списке неотложных дел заместителя председателя Совета Министров СССР находился не на первых местах. Поиском и наказанием «виновных» Маленков занялся лишь через пару недель после Олимпиады, когда ЦДСА, одерживая победу за победой, постепенно приближался к вершине турнирной таблицы.

Как явствует из мемуаров тогдашнего и.о. председателя Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту Николая Романова, Маленков вызвал его к себе и спросил, какую меру наказания физкультурное ведомство собирается применить к составлявшей основу сборной команде ЦДСА.

Заподозрив неладное, Романов попытался разрядить ситуацию, ответив уклончиво: «Мы ещё подумаем. Да и в сборной, товарищ Маленков, выступали не только игроки ЦДСА».

Но топор был уже занесён.

— А как вы посмотрите, товарищ Романов, если Комитет по физкультуре за проигрыш на Олимпиаде распустит команду ЦДСА? – произнёс Маленков тоном, не подразумевающим возражений. И, уловив лёгкое недоумение собеседника, добавил: «Если же вы отказываетесь сами решать этот вопрос, то он всё равно будет решён, но уже без вас».

Поэтому Романову не оставалось ничего другого, кроме как, засучив рукава, приступить к выполнению поручения своего прямого руководителя.

Министерство обороны команду бросило. «Армейцы» хотели искать защиту у Сталина и обвиняли в своей беде конкурентов из «Динамо»

Разумеется, хочется спросить: почему за красно-синих не вступилось Министерство Вооружённых Сил СССР? Ведь по сути ЦДСА являлся воинским подразделением, формирование и расформирование которого должно происходить в соответствии со строгими армейскими законами. Но такие серьёзные вопросы решались только на уровне высшего военного руководства, и приказ и.о. председателя Комитета по физкультуре был генералам не указ. Снять ЦДСА с чемпионата Николай Романов ещё мог, расформировать – нет.

Ларчик открывался просто: занимавший должность военного министра Советского Союза маршал Александр Василевский был противником создания при армии штатных команд для участия в чемпионатах СССР. Он предпочитал развивать в воинских частях массовую физическую культуру, и желание руководителей партии распустить ЦДСА позволило ему беспрепятственно реализовать свою стратегию. Если в 1952 году в классе «Б» из 18 участников турнира четверо представляли армию, то в начале сезона-1953 все они были распущены.

Одновременно в мае 53-го расформировали игравшую в классе «А» команду МВО (Московского военного округа), две команды ВМС (Военно-морских сил) – московскую и ленинградскую, а также команду ВВС (Военно-воздушных сил). Обоснование – тотальное сокращение Вооружённых Сил Советского Союза. Таким образом, к середине 1953 года в двух ведущих лигах советского футбола из восьми клубов, имевших отношение к армии, авиации и флоту, не осталось ни одного!

Приказ же о снятии ЦДСА с чемпионата Советского Союза был подписан Николаем Романовым 18 августа – в день, когда «армейцы» должны были играть очередной календарный матч, с киевским «Динамо». Вот его содержание.

ПРИКАЗ Всесоюзного Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР
18 августа 1952 года, № 793

О футбольной команде ЦДСА

Отметить, что команда ЦДСА неудовлетворительно выступала на Олимпийских играх, проиграв матч Югославии, чем нанесла серьезный ущерб престижу советского спорта и Советского государства.

Старший тренер команды тов. Аркадьев Б. А. не справился со своими обязанностями, не обеспечил подготовку футболистов, что привело к провалу команды на Олимпийских играх.
Ряд футболистов команды, особенно линии защиты, безответственно отнеслись к проводимым матчам, играли ниже своих возможностей, допустили большое количество ошибок.

Приказываю:
1. За провал команды на Олимпийских играх, за серьезный ущерб, нанесенный престижу советского спорта, команду ЦДСА с розыгрыша первенства СССР снять и расформировать.
2. За неудовлетворительную подготовку команды, за ее провал на Олимпийских играх старшего тренера команды ЦДСА тов. Аркадьева Б. А. с работы снять и лишить звания заслуженного мастера спорта.
3. Рассмотреть на очередном заседании Комитета вопрос о безответственном поведении отдельных футболистов во время матчей с Югославией, что привело к провалу команды на Олимпийских играх.

И. о. председателя Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР Н. Романов.

А вот как вспоминали о событиях августа 1952 года футболисты красно-синих.

— Утром к нам на базу приехал какой-то деятель из ЦК и объявил, что наша команда распущена, — рассказывал в «перестроченные» 80-е Юрий Нырков. — Тогда я пошёл к главному маршалу артиллерии Воронову, который был нашим болельщиком, и спросил: «За что распустили команду? Из ЦДСА на Олимпиаде играли четверо, накажите только нас». Он пообещал разобраться, но через два дня вызвал меня к себе и сказал: «Бесполезно. Решение принято на самом верху».

— Когда нам сообщили о расформировании команды, поднялся шум, — рассказал спустя десятилетия нападающий красно-синих Алексей Гринин, — но нам заявили, что это приказ, а приказы надо выполнять. Вы покрыли своё знамя позором, и вам больше нет места в советском спорте.

— Мы собрались на стадионе в Сокольниках. Предстоял матч с киевскими динамовцами, — писал в своей книге «Я – из ЦДКА!» Валентин Николаев. — Никого не насторожило появление на базе группы старших офицеров-политработников, которые курировали команду ЦДСА и часто приезжали к нам. Но нам сказали: можете расходиться по домам — команда расформирована. Сообщение всех буквально ошарашило. Кто-то сгоряча предложил писать письмо Сталину, самому доброму и справедливому человеку — уж он-то разберется во всем, не даст свершиться расправе. Но нам напомнили известное изречение вождя о том, что если часть в бою теряет знамя, она расформировывается, а вы, мол, подвели страну, народ и самого товарища Сталина.

Отметим, что впоследствии большинство ветеранов ЦСКА считали виновником расформирования их команды… московское «Динамо». Объясняли они это тем, что динамовские руководители, воспользовавшись моментом, вовремя подсуетились, надавили где надо и избавились от многолетнего конкурента в борьбе за чемпионский титул. На первый взгляд, версия не лишена смысла, поскольку сразу после войны, с 1945 по 1951 год, ЦДСА завоевал пять чемпионских титулов, «Динамо» — два. Ну а после роспуска «армейской» команды бело-голубые на протяжении нескольких лет доминировали в советском футболе, взяв три золота и два серебра. Однако большинство авторитетных историков футбола считают это объяснение надуманным, возникшим на волне эмоций. Ведь инициатива расформировать ЦДСА исходила явно свыше. Так далеко влияние руководителей московского «Динамо» не распространялось.

Тренер Борис Аркадьев (в клетчатой рубашке). 1959 год

Фото: РИА Новости

Все осуждали ЦДСА, позабыв, что на Олимпиаде играла сборная. Больше всего досталось тренеру Борису Аркадьеву

Интересно, что о роспуске пятикратного чемпиона СССР газеты так и не сообщили. Пришедшим 18 августа на стадион «Сталинец» в Черкизове болельщикам сказали, что игра ЦДСА – «Динамо» (Киев) не состоится, но причину не назвали. Однако вскоре слухи о расформировании красно-синих растеклись-таки по столице. А короткие новости в прессе появились лишь в начале сентября, когда пошла вторая волна репрессий – на этот раз персональная.

Вот тогда-то любители футбола и узнали не только о роспуске ЦДСА, но и о том, что выступление советской футбольной команды на Олимпийских играх в Хельсинки признано неудовлетворительным, а её проигрыш объясняется безответственным поведением отдельных футболистов. Защитники Башашкин (ЦДСА) и Крижевский (ВВС) грубо нарушили данные им тренером указания, проявили нерешительность в борьбе с противником, в результате чего югославские футболисты, используя их грубые ошибки, легко забивали мячи. Нападающий Николаев (ЦДСА) провёл соревнования плохо, безынициативно, нападающий Бесков («Динамо») якобы проявлял трусость, а полузащитник Петров (ЦДСА) допускал недисциплинированность и грубость по отношению к своим товарищам по команде.

Почему были выбраны именно эти игроки, догадаться несложно. Несколько мячей по ходу олимпийского турнира сборная СССР пропустила из зоны ответственности Крижевского, который на самом деле играл с травмой и не на своей позиции, заменив в составе сборной сломавшего по весне ногу защитника Чистохвалова. Башашкину в переигровке с югославами отскочивший от кочки мяч угодил в руку – за что судья назначил пенальти. Несколько голевых моментов не реализовал Николаев, а Бесков в дополнительное время первого матча с Югославией, выйдя один на один с вратарём, попал в штангу. Осталось только тайной, чем не угодил спортивным чиновникам отлично проведший первую игру с югославами Петров. По-видимому, обладая взрывным характером, сказал что-то резкое, когда футболистов сборной вызывали на ковер для личных бесед.

В итоге с Башашкина и Крижевского сняли звания заслуженных мастеров спорта и дисквалифицировали на один год. Аналогичному наказанию подвергся Бесков. Николаева и Петрова тоже лишили званий, но дисквалификаций они избежали.

Обставлено же всё было в лучших традициях того времени. Весь сентябрь в отдел футбола Комитета по физкультуре поступали протоколы собраний, проведённых в командах мастеров классов «А» и «Б», на которых обсуждалось решение о расформировании армейского клуба. Разумеется, все его поддержали, но кто-то после этого говорил о проблемах в собственном коллективе, а, кто-то, наоборот, добивал и добивал армейский клуб: «Поражение команды ЦДСА от Югославии принесло советским людям боль и обиду. Это произошло потому, что ряд игроков не оправдали доверия советских людей, забыли свой долг, зазнались, проявили малодушие. Я резко осуждаю поведение Башашкина, Крижевского, Петрова, Бескова», — заявил на таком собрании комсорг одной немосковской команды.

Странное, на самом деле, выступление, поскольку в Хельсинки играла сборная СССР, а из перечисленной четвёрки футболистов один – Константин Бесков – защищал цвета московского «Динамо», другой – Константин Крижевский — был игроком ВВС. Но все об этом дружно позабыли.

Больше же всего досталось старшему тренеру Борису Андреевичу Аркадьеву. «Во время пребывания под тренерством Аркадьева я ничему не научился, а только обратное. Я и по сей день не могу найти свою игру», — заявил один футболист, отчисленный из сборной задолго до Олимпиады.

«Даже со стороны видно, что Аркадьев ведёт себя недостойно, кричит во время игры и насмехается над игроками, — утверждал другой футболист-активист, который провёл в сборной лишь несколько тренировок. — В команде не было коллективизма и товарищества, дружбы, взаимопомощи и воли к победе. Для тренера Аркадьева футболисты – механические работники, которые должны только бегать, прыгать и бить по мячу».

Ну а коллега по ремеслу Бориса Андреевича пошёл ещё дальше, заявив: «В вашей книге «Тактика футбольной игры» тактика нормальная, а на практике она у вас – гнилая».

Больше в сезоне-1952 на поле красно-синие не выходили, но и динамовцы, которым, казалось бы, расчистили дорогу к титулу, чемпионами не стали. Лидерство неожиданно захватил московский «Спартак» и до конца первенства никому его не отдал. «Динамо» же стало третьим, по дополнительным показателям уступив серебро одноклубникам из Киева.

Триумфом «Спартака» завершился и чемпионат СССР 1953 года. Вторыми финишировали динамовцы Тбилиси, третьим — «Торпедо», а столичное «Динамо», на которое так обижались футболисты красно-синих, оказалось за пределами призовой тройки. Так что немедленную выгоду из расформирования конкурента бело-голубые не извлекли. Их время наступило чуть позже – во второй половине 50-х…

Возрождение ЦДСА состоялось весной 1954 года – после смерти Сталина, перестановок в руководстве партии и решения Министерства обороны возвратиться к практике создания штатных спортивных подразделений в армии. Однако это была уже не блистательная, наводившая страх на соперников команда, а лишь третий-пятый по силе клуб Высшей лиги.

«Команда, как человек, убьёшь — не воскресишь, душа-то улетела», — сказал много позже в одном из интервью Юрий Нырков. Чтобы завоевать следующий чемпионский титул, армейцам потребовалось 16 лет.

Чем же занялись, не по своей воле оставшись без футбола, игроки и тренеры расформированного ЦДСА?

Команда ЦДСА образца 1951 года

Фото: cska-games.ru

Сидят (слева направо): В.Соловьев, А.Водягин, В.Николаев, В.Демин, Б.Коверзнев.
Стоят: Б.Аркадьев (ст.тренер), А.Гринин, Ю.Нырков, В.Никаноров, А.Башашкин, В.Чистохвалов, А.Петров, Г.Федотов (тренер).

Буквально затравленный после Хельсинки Борис Аркадьев весной 1953 года возглавил столичный «Локомотив», куда ему помог устроиться член Политбюро, бывший нарком путей сообщения Лазарь Каганович. Спустя четыре сезона железнодорожники под руководством Аркадьева выиграли Кубок СССР. Говорят, что осенью 1952-го Борис Андреевич впал в сильнейшую депрессию и однажды здорово напугал близких, сказав, что устал от жизни. В 1958 году Аркадьева снова позвали в ЦДСА, который теперь носил название ЦСК МО, и тренер принял это приглашение.

Основной вратарь красно-синих 35-летний Владимир Никаноров весной 1953 года перебрался в выступавшую в Высшей лиге другую «армейскую» команду — МВО, но когда расформировали и её, закончил с футболом.

Второй голкипер ЦДСА 29-летний Виктор Чанов по приглашению старшего тренера «Шахтёра» из Сталино Александра Пономарёва вернулся на родину на Украину и на протяжении семи сезонов успешно защищал ворота «горняков».

Защитника Анатолия Башашкина откомандировали в МВО, где он поддерживал форму, выступая за дубль, поскольку до июля 53-го отбывал наложенную на него годичную дисквалификацию. Когда же в мае МВО тоже расформировали, Башашкин перешёл в… московский «Спартак», за который играл до конца сезона-1953, а потом вернулся в воссозданный ЦДСА.

Защитник Юрий Нырков весной 1953 года тоже безуспешно пытался продолжить карьеру в МВО. Весной 1954-го он возвратился на сезон в ЦДСА и здорово помог новой команде, после чего закончил со спортом и поступил в Академию бронетанковых войск.

Защитник Андрей Крушенок перевелся в ВВС, но и эту команду вскоре закрыли. Весной же 53-го его позвал в «Локомотив» Борис Аркадьев. Интересно, что, повесив бутсы на гвоздь, Крушенок выбрал профессию железнодорожника – работал машинистом в метродепо.

Ещё один защитник, Анатолий Родионов, по примеру многих своих партнёров тоже отправился в МВО, а после расформирования этой команды оказался в рядах московского «Динамо». Аналогично продолжилась карьера у полузащитника Алексея Водягина: сначала МВО, потом московское «Динамо» плюс сезон в куйбышевских «Крыльях Советов». А вот хавбеку Михаилу Родину после ЦДСА не везло: пройдя через МВО, он получил приглашение от Аркадьева в «Локомотив», но не смог закрепиться в его составе и принялся скитаться по другим клубам, ничего особенного не добившись.

33-летний звёздный ветеран ЦДСА Алексей Гринин принял решение доиграть в МВО, а коль скоро эту команду тоже закрыли, махнул на всё рукой и перешёл на тренерскую работу. Такой же путь проделал 31-летний Валентин Николаев: сначала — попытка доиграть в МВО, затем — завершение карьеры. Чуть дольше продлилась футбольная жизнь ещё одной звезды 40-х годов форварда Владимира Дёмина. После короткого периода в МВО он успел чисто символически поиграть за возрожденный ЦДСА.

Не остался без футбола талантливый по тем временам нападающий Василий Бузунов. Он тоже побывал в МВО, сезон отыграл за «Динамо» и вернулся в ЦДСА. Ещё один подававший серьёзные надежды форвард Борис Коверзнев транзитом через МВО очутился в далёком Тбилиси, потом вернулся в ЦДСА, где и завершил карьеру. Ну а нападающий Вячеслав Соловьёв расстался с армейским спортом и заканчивал свой футбольный век в столичном «Торпедо».

Кроме Анатолия Башашкина, никто из состава ЦДСА образца 1952 года за сборную Советского Союза больше не сыграл.

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий