Игорь Дивеев – о ЦСКА, «Уфе», Гончаренко, Семаке, «Арсенале» и личной жизни

Дивеев – во всех отношениях видный парень. Не заметить на поле невозможно: 193 см роста, командирский бас. Всего за год Игорь эволюционировал из запасного защитника «Уфы» в столпа обороны ЦСКА, вошёл в пятёрку лучших молодых футболистов России по итогам 2019-го, верховодит в сборной U21. И при этом – парадокс – малознаком широкой аудитории. Как человек, личность. Восполним пробел.

Дедушка Дивеева был звездой башкирского волейбола

— Дивеевы все такие рослые?
— Все высокие. Мама метр 78, папа – метр 91, один дедушка – метр 85, другой – где-то так же. До 9-го класса я всегда первым в строю на физре стоял, пока один мальчик меня не перерос.

— Спортсмены в роду были?
— Дедушка был звездой башкирского волейбола. Папа до армии тоже играл – за «Урал». Приглашали в донецкий «Шахтёр», а он не рискнул – по маме соскучился. На этом его спортивная карьера и закончилась. Мне отец говорил: выбирай – футбол или волейбол. Волейбол мне казался скучным: всё время на своей половине площадки играешь – даже потолкаться не с кем. Когда две трансляции одновременно по телеку шли, мы с папой клацали пультом: он на волейбол, я – на футбол. По очереди, урывками смотрели – каждый своё.

— Семья – обеспеченная?
— Среднестатистическая. Мама бухгалтер, папа инженер. Не жировали, но было на что жить.

— Как учились в школе?
— До 9-го класса – без троек. После перехода в «Уфу» стало не до учёбы. Контрольные пропускал, экзамены. Только ОГЭ и ЕГЭ сдавал.

— Каким было уфимское детство?
— Отличным. Во все подряд игры играл – футбол, хоккей, теннис. В семь лет дедушка отвёл в секцию к Валентину Николаевичу Климову. Обычная СДЮСШОР, номер 26, снимали зал в ГДК, Городском дворце культуры. Играли на республику, в первенстве России по зоне «Урал – Поволжье». А потом нашего тренера позвали в только созданную «Уфу», и он забрал нас с собой. Правда, ненадолго. Когда Климова оттуда убрали, все вместе и вернулись в ту же СДЮСШОР.

— Самое яркое футбольное воспоминание детства?
— Осенью 2009 года в Уфе проходил турнир. И я – вратарём – получил приз лучшего игрока! В финале даже гол забил – то ли с пенальти, то ли с игры. Поощрили поездкой в Москву, на матч Россия – Германия. Сказали, будешь выводить футболиста на поле.

— Поехали?
— Конечно! Я тогда первый раз в жизни на самолёте полетел и впервые же Москву увидел. Погуляли с мамой по Красной площади, а на следующий день нас повезли в «Лужники». Эту историю даже Игорь (Акинфеев. – Прим. «Чемпионата») ещё не слышал, хотя он тогда ворота защищал. Впервые рассказываю.

— Выкладывайте!
— Вообще-то, мы должны были наших выводить. Меня сразу предупредили: Аршавина не трогай.

— Это ещё почему?
— Из-за роста! Я к тому времени до 165 см вымахал, а у него примерно 172 было. Такая пара смешно выглядела бы. Начали мне «подбирать» кого-то из высоких игроков, и вдруг всё резко поменялось. Нам достались немцы. Меня сначала думали к Мертезакеру определить, а в итоге подвели к Озилу. Можете в YouTube посмотреть: стоит Озил, а перед ним – пацан в шапке со звездой и надписью Sheriff. Это я.

— Прикольно.
— Тогда я и представить не мог, что окажусь в одном клубе с Акинфеевым, Лёшей и Васей Березуцкими, а видите, как жизнь сложилась. С Игорем даже на поле выхожу.

— Сильно волновались тогда?
— Руки тряслись! Нам ещё флажки всучили: «Машите». А меня при виде забитых «Лужников» будто парализовало – дыхнуть боялся. Озил почувствовал, ладошку сжал: типа, спокойно, мальчик, не переживай. Нас к выходу потом подталкивают: детишки, убегайте. А я, как дурак, стою, на трибуны, на баннер этот с медведем глазею. Очнулся – все ребята ушли. Ну и я побежал. Жаль, наши проиграли – 0:1. Но всё равно воспоминания яркие.

— В ворота вас тоже по росту отправили?
— Как обычно: самый большой – в раму. Мне поначалу нравилось, а потом как-то заскучал. Все бегают, а ты стоишь, смотришь футбол зрителем. Когда две сильные команды играют, хотя бы попрыгать можешь, а в остальных матчах – ничего. Я и подумал: «Да ну нафиг эти ворота». К нам как раз вратарь, Никита Минимуллин, пришёл, и я вернулся в поле.

— Долго в рамке скучали?
— Года два – примерно до 11 лет. Но я не постоянно в воротах стоял – периодически выходил в поле. И нападающим бегал, и полузащитником, и защитником. Тренер хотел вырастить меня вратарём, но мне это неинтересно было.

Встреча с Газизовым у магазина изменила жизнь Игоря

— Судьбоносная встреча с Шамилем Газизовым в магазине – быль или небылица?
— Правда. Мне лет 16 было. Поиграли в футбол во дворе, и папа пошёл в супермаркет – за молоком или хлебом. Случайно встретил Шамиля Камиловича (они с 90-х были знакомы), спросил, реально ли мне попасть в «Уфу». Выходят из магазина, а тут я на углу стою, отца дожидаюсь. «Здрасьте» — «Здрасьте». Газизов стоит, пакеты в руках: «Хочешь к нам? Приходи на просмотр».

— Пошли?
— Конечно. После первой же тренировки тренер 1999 года рождения Макич Микаелян обрадовал: «Ты в команде». Через два месяца я уже был в дубле, а ещё через три Виктор Михалыч подключил к тренировкам основы. Только поработали с ним тогда недолго – всего около недели. После ухода Гончаренко в ЦСКА я перемещался из одного состава в другой: тренировался с первым, играл за молодёжный.

— Газизов кажется довольно своеобразным человеком.
— Настоящий мужик: и пиханёт, и похвалит по делу. Хорошо сыграешь, будешь биться – молодец. А станешь убирать ноги, как девочка – всё выскажет. Когда мы с дублем болтались на последнем месте, Газизов приходил и орал – не по головке же гладить. После этих втыков мы на следующий год шестое или седьмое место заняли. А если бы не «пихач», что было бы? Так бы и остались на дне.

— При первом знакомстве Гончаренко каким показался?
— Помню, играли в квадрат, он окликнул: «Молодой, подойди сюда. Ты не бойся, не избавляйся от мяча – играй в два-три касания». Так он меня и называл – Молодым. Только дня через два-три стал по имени обращаться.

— Зинченко не застали?
— Лично не знаком, но в «Уфе» видел – в аэропорту, когда дубль с основой летал.

— Могли подумать, что так высоко поднимется?
— Честно? Нет. Я и фамилии такой раньше не слышал – подростком не интересовался, кто там вообще играет. Потом уже, попав в клуб, узнал, кто такие Ханджич, Пауревич, Зинченко, Сафрониди.

Фото: pfc-cska.com

Подростком Дивеев уже приезжал в ЦСКА, на просмотр

— Московские, петербургские, краснодарские скауты тщательно прочёсывают регионы на предмет талантливых мальчишек. Как такого молодца не заметили?
— А я приезжал на просмотр в ЦСКА.

— Даже так?
— Да, лет 13-14 мне было, опорного играл. Недели две я тренировался в Москве, в «товарняке» сыграл (11:1, что ли, выиграли), на дерби с «Локомотивом» ходил – на дубль и основу. На прощание мне сказали: «Мы тебе наберём в 18-19 лет». Долго я потом возле трубки сидел, ждал звонка (улыбается).

— Юношеские сборные тоже не звали?
— Только с последнего года в дубле начали вызывать. На турнир COTIF ездил дважды, с Гришиным и Галактионовым. Первый раз из группы не вышли, второй – до финала дошли.

— Что запомнилось оттуда, кроме гола Аргентине?
— Коллектив. Команда и тренерский состав были единым целом. Мы реально приехали в Испанию, чтобы победить. И могли выиграть, если бы в финале не засудили.

— Внаглую?
— Во втором тайме Гену Киселёва из Самары за обычный подкат в центре поля удалили. VAR даже смотреть не стали – прямая красная ни за что! Вдесятером пропустили второй и проиграли – 1:2.

— Этот турнир стал переломным в вашей карьере?
— Может быть. Разное пишут, а правда, неправда – не знаю.

— Скауты крутились вокруг?
— Три испанца подходили и один англичанин. Показывали визитки. Всех отправил к агенту: «Вот номер, обращайтесь к нему». Если бы что-то конкретное возникло, наверное, он бы мне сообщил.

— Про «Арсенал» тоже не в курсе?
— Я спрашивал у агента. Он ответил: «Тебе этого не надо знать. Играй и всё». Я с ним согласен – зачем голову слухами забивать? Но ребята в «Уфе» всё равно подкалывали.

— Как?
— Когда на «Динамо» ехали, один парень спросил: «Дивей, а ты куда собрался? Тебя же «Арсенал» забирает». Я усмехнулся: «Тульский?». А он: «Лондонский!». Посмеялись и забыли.

Фото: pfc-cska.com

В первом же матче в РПЛ Дивеев «попал под Дзюбу»

— Дебют в РПЛ – против «Зенита» и Дзюбы – как обухом по голове?
— О том, что играю, сообщили за шесть-семь часов до игры. Естественно, трясти начало.

— Со стороны это было похоже на авантюру, а изнутри?
— Всем футболистам надо когда-то дебютировать. Пример – Карпов. Для меня же лучше было сразу сыграть против сильного соперника, чтобы показать себя. Против всех московских команд, того же «Зенита», «Краснодара» намного престижнее и просто интереснее играть, чем против аутсайдера, который ставит сзади автобус и тупо выносит мяч. А тут – Дзюба, лидер сборной. Меня к «Краснодару» готовили, к ЦСКА, но выпустили только на «Зенит».

— Дебют получился не очень.
— Мягко говоря. Я вышел правым центральным защитником, а Сергей Богданович Семак знал, что я дебютирую. Дзюба начал игру возле Аликина, потом его к лавке подозвали, и он стал возле меня. Они и начали грузить мяч в мою зону. Два гола через этот фланг к нам и пришли. Можно сказать, «мои» голы, до сих пор перед глазами стоят. Ничего, на ошибках учатся.

— С Дзюбой потолкались?
— Один забег был – он меня хватал, я его, но до мяча никто не добрался – в аут ушёл. Пытался его вывести из себя – тычками, захватами. Артём кипятился: «Молодой, аккуратнее». Разозлил его на свою голову (смеётся).

— Замена в перерыве не прибила морально?
— Сам понимал, что не справился. Мне дали возможность себя показать, а я не сумел. До пяти утра потом заснуть не мог: пересматривал эти грёбанные моменты. Сафрониди мне очень помог. Сказал: «Игорь, не бери в голову. Это дебют – всё нормально. Тебе ещё обязательно дадут шанс, и ты себя проявишь». После этих слов мне стало легче. С «Ахматом» сыграл…

— Гол забили!
— На самом деле я мяча не коснулся – Карп забил. Потом ещё на Кубок целый матч провёл с «Нижним Новгородом»… и всё. Дальше и до ЦСКА только тренировался.

— Когда так резко «зачехляют» игрока, автоматически возникают подозрения в неспортивных мотивах тренера.
— Может быть, ему я не подходил. Кириченко говорил: «Ты пока молодой, нужно опыта набраться, шишек набить». А где же я их набью, не играя? На Кипре провёл все товарищеские матчи, а потом опять сел. Тренировался, тренировался, тренировался, а потом – оп – ЦСКА.

О переходе Дивееву сообщили на тренировке «Уфы». Он приехал в ЦСКА и через несколько часов сыграл… против «Уфы»

— При каких обстоятельствах состоялся трансфер в ЦСКА?
— Мы были с «Уфой» в Бенидорме. 21 февраля, за день до игры с «армейцами», позвонил Шамиль Камилович — администратор на тренировке передал мне трубку. Газизов сказал: «Едешь сегодня на три месяца в аренду в ЦСКА».

— Ваша реакция?
— «Не понял – повторите ещё раз». Газизов уточнил: «ЦСКА тебя арендует. Езжай, прояви себя. Я в тебя верю». Утром приехал в Кампоамор, а уже после обеда вышел против «Уфы».

— Неожиданный поворот событий?
— Я офигел! Когда между сборами летели в Уфу, администраторы подкалывали: «Михалычу привет передавай», а я никак не мог сообразить, о чём это они. Потом только дошло. Они уже что-то знали, а я до последнего момента ни о чём не догадывался.

— Как прошёл первый день в ЦСКА?
— После завтрака зашёл в номер к Ваньке Облякову. Потом пришло оповещение в чате на WhatsApp, что я в стартовом составе. Начал у Вани расспрашивать, как кого называть на поле коротко – Мага, Никси, Наба. Потом меня Михалыч позвал, мы сели у ноутбука, и он объяснил, как линию держать, мяч выводить в атаку и так далее. Мне сразу стало легче. Волнения – ноль!

— Прямо-таки ноль?
— Да! Перед выходом на поле Виктор Михалыч сказал: «Игорь, я хочу, чтобы этот матч ты сыграл без мандража, чтобы ноги не тряслись. Не видишь адресата для дальней передачи – отдай ближнему». Я и играл с Ильзой да с Марио. Длинных передач, в третью зону, в завершающую стадию вообще не делал. Так и набрал 100% точных передач. То же самое перед «Рубином» было. За три дня Михалыч раскрыл все карты – будто запрограммировал. Мне оставалось только следовать инструкциям и ничего не выдумывать.

— Гончаренко чаще ругает или хвалит?
— Больше подсказывает, как правильно сыграть в том или ином эпизоде. Он и сам был защитником, и как тренер всё знает – какие перестановки делать, кто куда идёт, какую ногу закрывать, как на подборе действовать.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Сейчас в ЦСКА главный по длинным диагоналям – Магнуссон?
— У него очень хорошо поставлена длинная передача. Диагональ Мага – Марио – это процентов 80 точности. Я тоже хочу наработать такой навык. Хочется чаще обострять ситуацию. Надеюсь, с опытом это придёт. Не люблю бесконечное катание мяча слева направо. Да, это надо время от времени делать, чтобы команда отдохнула, но мне больше нравится английский подход: бабах вперёд – и побежали. В АПЛ как в теннисе мяч туда-сюда ходит. Футбол без риска – не футбол. Люди хотят видеть зрелище, а не возню мяча на своей половине.

— Гончаренко когда-нибудь удивлял?
— После «Лудогорца» пришли убитые в раздевалку. Михалыч зашёл: «Чего поникли? Через три дня игра – готовимся».

— Вы тогда за всю команду извинились.
— Представляю, как неприятно было нашим болельщикам на стадионе: специально приехали в Болгарию из Москвы, а тут – 1:5. Из ничего. Всё залетело: что ни удар – гол. Дай тому парню, который слёта попал, ещё 10 попыток – уверен, ни одного не забьёт. Просто их день был.

— Что ещё в 2019-м огорчило и, наоборот, порадовало?
— Расстроили поражения от «Спартака» и «Зенита» (1:3). Понравилось, что с молодёжной сборной почти всё выиграли, без поражений год прошли.

— А то, что в основе ЦСКА закрепились?
— До основного игрока ЦСКА мне ещё далеко. Я пока только учусь. Незаменимым себя точно не считаю. Даже у Криштиану с Месси есть замена – что говорить про Дивеева? Я не тот человек, который, попав в состав, будет потом валять дурака на тренировках. Наоборот, буду ещё упорнее работать и доказывать, что заслуживаю права играть постоянно.

— Самый по-игровому противный нападающий РПЛ?
— Самый тяжёлый – Дзюба, самый грязный – Луис Адриано. Материли с ним друг друга. Постоянно толкается, бьёт исподтишка. Только ответил ему, как сразу услышал: «Эй, малыш, хорош!». Помните, как на турнире в Австрии Набу удалили, а Адриано – нет? Чистый провокатор. Вывел из равновесия: Кирилл психанул и получил красную. С другой стороны – молодец: заработал для своей команды большинство. Деспотович тоже может втихаря локтем двинуть.

— У вас налицо лидерские задатки. В детских компаниях тоже командовали?
— Ну нет, в компаниях я тихий, спокойненький. Не такой, как Дзюба, который, по рассказам, всё время шутит и байки травит. А на поле нужно быть громким – в футбол молча не играют, тем более на моей позиции. Защитники и вратарь стоят последними и видят всё поле, поэтому должны активнее подсказывать. Я и в детстве это делал, играя в полузащите. Возможно, что-то передалось от отца – он у меня эмоциональный человек.

— Мне кажется, когда Дивеев играет, его лучше всех слышно на поле.
— Это ещё и Виктора Михайловича заслуга. Помню, когда с «Уфой» в Кампоаморе первый раз за ЦСКА играл, как рыба был – стеснялся рот открыть. Гончаренко сразу начал внушать: «Ты защитник и должен разговаривать. Подсказывать, спрашивать».

— А вы поначалу стеснялись?

— Ну конечно. Когда Акинфеева в первый раз увидел, у меня ноги трястись начали. Поначалу не решался его Игорем назвать – для меня он Игорем Владимировичем был: «Доброе утро», «Приятного вам аппетита». Сейчас тоже могу назвать по имени-отчеству, но уже больше в шутку. Команда у нас добрая, общительная, никто ни на кого косо не смотрит. Все на позитиве, шутим друг над другом.

У Дивеева нет своей квартиры и девушки, 70-80 процентов зарплаты он отсылает родителям

— Агент Ерёмин рассказывал, что чуть ли не с первой же зарплаты в ЦСКА вы закрыли ипотеку и купили папе машину. Немного приукрасил?
— Не немного, а очень сильно. Для этого не одна смс должна была прийти (улыбается).

— Вы не производите впечатления человека, у которого от больших денег может сорвать крышу.
— А я себе ничего, кроме машины, и не покупал ещё. Живу на съёмной квартире. 70-80 процентов зарплаты отсылаю родителям. Нас кормят — а на что ещё мне деньги тратить? Шмотки от Louis Vuitton? На фиг нужно. Понты. Мне в спортивной одежде комфортно – даже джинсы не люблю.

— Чувствуется правильное воспитание.
— Отец видит, когда я нос задираю, и живо спускает с небес на землю. Он часто повторяет: «Сегодня у тебя всё есть, а завтра может не быть ничего. Цени время и работай». Как только в ЦСКА позвали, сразу сказал: «Езжай в Москву. Если что, мы сами к тебе приедем».

— Девушка у вас есть?
— Нет, девушка мне сейчас не нужна. Не хочу отвлекаться от футбола. Сначала нужно сделать себе имя, чтобы потом это имя работало на тебя. А я пока ещё никто.

Спортлэндтур: организация учебно-тренировочных сборов

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий