Дмитрий Галямин и Деннис Лахтер о трансфере Ивана Соловьёва в «Зенит»

Новая статья из цикла «20 самых скандальных трансферов» в истории РПЛ. На этот раз речь о том, как полузащитник Иван Соловьёв перешёл из «Динамо» в «Зенит». Это случилось в 2013-м году и многие помнят, что история получилось громкой. До этого момента не было материалов, где подробно высказались бы все стороны конфликта.

Коротко о случившимся

Конец 2012 года. «Динамо» возглавлял Дан Петреску. 31 октября в команде дебютировал Иван Соловьёв. Он вышел на замену в кубковом матче с «Химками» и отдал на 87 минуте голевую передачу на Панюкова. Тот гол стал победным и позволил «Динамо» пройти в 1/4 финала Кубка России.

Через 4 дня Соловьев дебютировал уже в РПЛ – снова вышел на замену. Видимо, этого вполне хватило Петреску, чтобы поверить в парня. Оставшиеся пять матчей в РПЛ до конца года Соловьев постоянно выходил в стартовом составе. В декабре отдал голевую передачу в матче с «Рубином». При этом 19-летний хавбек получал 30 тысяч рублей в месяц. Важно понимать, что контракт футболиста заканчивался уже ближайшим летом – фактически через полгода.

С 1 февраля 2013 года футболист имел право вести переговоры и подписать контракт с другим клубом. «Динамо» предпринимало попытки сохранить футболиста, но Соловьев уже в феврале подписал контракт с «Зенитом». В Москве футболиста обвинили в том, что он погнался за деньгами в ущерб карьере.

Руководство «Динамо» хотело отправить футболиста в дубль, но Петреску отстоял игрока и дал ему ещё немного поиграть в РПЛ за «Динамо», зная об уходе футболиста летом. В результате Соловьев забил победный гол в ворота «Локомотива» в дерби. Фанаты «Динамо» освистывали своего игрока весь матч, даже после забитого гола. Тот мяч стал первым и последним для футболиста на уровне РПЛ. После «Динамо» он не провёл ни одного матча в основе в чемпионате России. Это вещи, которые были известны. Дальше самое интересно.

В 2012 году главный тренер «Динамо» Дан Петреску поверил в Ивана Соловьёва

Фото: РИА Новости

Версия футболиста

Вот что рассказывал Иван Соловьёв в интервью «Чемпионату»:

– Многие винят в переходе моего тогдашнего агента (Денниса Лахтера. — Прим. «Чемпионата»), и доля правды в таком предположении есть. Но я сам согласился на этот трансфер, хотя мог и отказаться. Однако что ни делается – к лучшему. С Лахтером я уже не работаю.

– Единственный мяч в РПЛ вы забили уже после резонансного заявления об уходе. Фанаты после гола освистывали вас ещё сильнее.
– Свистели далеко не все, были и те, кто просто радовался голу. Я тоже был рад помочь команде набрать 3 очка, которые были нам очень нужны. Даже подписав предварительный контракт с «Зенитом», я полностью отдавался в играх за «Динамо». В такой ситуации нужно уважать партнёров по команде и, в конце концов, себя.

– Партнёры вас пытались отговаривать от перехода?
– Когда я объявил, что ухожу из «Динамо» в «Зенит», Кокора отговаривал, говорил: «Я в «Зенит» не пойду».

– Зачем вообще нужен был этот переход?
– Сначала я выходил на поле, в том числе в Лиге чемпионов (в отборочных раундах дважды появлялся на поле в конце матчей – на 85-й и на 90-й минутах – Прим. «Чемпионата»). На тот момент слева, на моей позиции, играл только Данни. Уже потом клуб купил Шатова. Именно с того момента я перестал играть. Просил отдать меня в аренду, но не отпустили. Мне говорили, что рассчитывают на меня. […] Конечно, и я виноват, что не смог проявить себя должным образом.

Мы связались с Дмитрием Галяминым. Бывший защитник сборной СССР и России на тот момент работал спортивным директором «Динамо».

– С августа 2012 года приступил к обязанностям спортивного директора «Динамо», – начал Галямин. – Я проработал год и на трансферы было потрачено лишь 4 миллиона евро. Это Касаев в аренду, бесплатный центральный защитник Дуглас, Дядюн за 1,3 миллиона и ещё несколько игроков за скромные суммы.

– А почему банк попросил экономить?
– Потому что была дырка порядка 20 миллионов евро.

– За счёт чего она образовалась?
– За счёт прежних покупок. У «Динамо» было 32-33 футболиста с зарплатой от 200 тысяч долларов. Некоторые только два раза за основной состав сыграли.

– Расскажите, подробнее про Ивана Соловьёва.
– Да, был такой футболист в дубле. Неплохо выглядел, но на уровне других. Зарплата, как и у остальных в дубле. В первой команде были проблемы с левым полузащитником. Другого варианта просто не было. В июле ушел в аренду Смолов. Когда Соловьеву доверили место, то выглядел он прилично. После 2-3 матчей в стартовом составе, мы предложили сесть за стол переговоров. Это был ноябрь. Иван Соловьев сказал, что нужно общаться с его агентом Лахтером – его я и вылавливал.

Иван Соловьёв (справа)

Фото: РИА Новости

– Он тяжело шёл на контакт?
– Он хоть и живет в Израиле, но можно говорить по телефону – это не проблема. Мы ещё и до этого были знакомы. Однако он хоть и брал трубку, но конкретики не было никакой. Всё перекладывал на потом. Со временем понял, что с ним было бесполезно о чем-то разговаривать. Уже только в январе на сборах сделали предложение напрямую Соловьёву. Подписал ли он к тому моменту контракт с «Зенитом» – я не знаю.

– Вы общались на этот счёт с руководством «Динамо»?
– У меня был разговор с президентом клуба. Тоже Соловьев, только Геннадий Леонидович. Я выразил ему свою позицию – не платить больше определённой суммы.

– Какой?
– Порядка 120 тысяч евро в год и бонусы, если отыграет 60-70% матчей. Примерно 10 тысяч евро в месяц. Контракт – на полтора года. Это такой срок, что если ты закрепишься в основе, то соглашение переподпишут на более выгодных условиях. Тут ведь ещё неизвестно – заиграет футболист или нет.

– В этом были большие сомнения?
– Надо признать, что игрок трудолюбивый, но касательно уровня таланта… Были сомнения заиграет ли он вообще. Тут 50 на 50. Конечно, хотелось сохранить воспитанника, но платить по 500 тысяч игроку, который провёл 5-7 матчей в основе – это глупость полнейшая.

– Иван Соловьёв рассказывал, что после заключительного матча в году он позвонил вам по поводу своего контракта, но вы ответили что уже находитесь в отпуске в Барселоне.
– У меня семья живёт там. Я поехал в отпуск, как и все на новогодние праздники. Тут нет проблем. Есть же возможность говорить по телефону. На моём месте было бы глупо скрываться, когда мы сами были заинтересованы. Я пытался договориться с Лахтером, к которому меня отправил сам футболист. 3-4 раза мы общались по телефону – я спрашивал, какие условия хочет игрок, когда можно будет подписать контракт, какие цифры… Лахтер отвечал, что подумает и надо созвониться через неделю, через две. Так и тянулось.

– Считаете, что агент уже тогда затягивал, рассчитывая на переход в «Зенит»?
– Да, это было понятно. Когда предложение от «Зенита», то я бы на месте игрока так не поступил, а вот на месте агента… Многие на его месте поступили бы так же. В «Динамо» он не получил бы такой комиссии, которая была у него в Питере. Это однозначно.

Иван Соловьёв подписывает футболки «Зенита»

Фото: РИА Новости

– По данным «Новый газеты» со ссылкой на ФНС и Росфинмониторинг Лахтер получил 1,3 миллиона евро за переход Соловьёва.
– Не знаю, какие цифры были в «Зените». Знаю, что «Динамо», хоть и не бедный клуб, но полагаю по тем временам комиссия составила бы порядка 50-60 тысяч долларов. Это на порядок отличается от того, что в «Зените».

– В какой момент «Динамо» узнало о желании «Зенита»?
– Разговоры были уже в конце декабря или начале января.

– Когда стало понятно, что Соловьёв подписал контракт с «Зенитом», то руководство клуба, хотело отправить игрока в дубль, но его отстоял Петреску?
– По большому счёту так и было. Просто там нужен был футболист на ту позицию. Если бы был другой игрок, то Соловьёва бы 100% отправили бы в дубль. А в той ситуации ещё банк, как главный акционер клуба, попросил годик поэкономить.

– Иван Соловьёв рассказывал, что на сборах «Динамо» к нему подходил один из руководителей «Динамо», который в пьяном состоянии предлагал ему 750 тысяч рублей в месяц. О ком говорил футболист?
– Не знаю, было ли такое. Если было, то речь не обо мне. Я был на переговорах, когда речь шла о 10 тысяч евро в месяц. Дальше я выразил свою точку зрения начальству и это уже была их прерогатива – предлагать ли игроку больше. Дальнейшее уже не мне комментировать.

– Я слышал версию: переманивая Соловьева, «Зенит» хотел отомстить за техническое поражение от «Динамо» из-за петарды. Допускаете?
– Нет. Слишком дорогая месть получается. В «Зените» люди профессионально работают и туда приходят как правило качественные футболисты. В данном случае ошиблись в оценке футболиста.

– Вы потом этот переход Соловьёва обсуждали с Лахтером?
– Нет. Я вообще перестал с ним общаться. Примерно спустя два года после ухода Соловьёва он мне позвонил, но я даже не отреагировал. У нас до этой истории были хорошие нормальные отношения. Но я его понимаю – деньги не пахнут. Агент получил, наверное, раза в три больше, чем сам футболист.

Чтобы рассказать эту историю со всех сторон мы дали слово и агенту Деннису Лахтеру, который на тот момент вёл дела Ивана Соловьева (с конца 2017 года они не работают вместе).

– Когда начались переговоры с «Динамо» о продлении контракта?
– Ситуация была простой: парень стал игроком основного состава, выйдя на замену в кубковой игре, где «Динамо» горело. Своим выходом он просто перевернул матч, поучаствовал в обоих голах, а «Динамо» прошло дальше. С тех пор тренер стал ему доверять, Петреску понял, что Иван отвечает его требованиям. Судьбоносным стал матч с «Зенитом», закончившийся техническим поражениям для питерцев. До конца 2012 года никакой инициативы по поводу нового контракта, «Динамо» не проявляло. Однажды разговаривал по другому вопросу с Галяминым – с ним мы знакомы достаточно давно. Со своей стороны не пытался ничего инициировать. До конца контракта оставалось мало времени, а никто не чесался.

– По словам Галямина, он звонил вам несколько раз, а вы уходили от конкретики и откладывали на потом.
– Чушь. Позвоню сейчас Диме (Галямину. – Прим. «Чемпионата»). Хочу, чтобы он это мне в глаза сказал. Полный абсурд. До меня доходили слухи, что Галямина хотели обвинить, якобы он был в сговоре со мной. Дмитрий высококлассный специалист и скаут. Он в той ситуации вёл себя профессионально, но переговоры – не его конёк.

– То есть Галямин вам не звонил по переподписанию контракта с Соловьёвым?
– Не звонил, предложений не было. У Ивана была зарплата – 30 тысяч рублей. Его тогда прокатили с премиальными в матчах, в которых он участвовал. Даже если в «Динамо» считали, что Соловьёв ещё молодой и зелёный, то всё равно нужно было заплатить за его вклад в успехи команды. Складывалось ощущение, что игрок должен просто радоваться игре в основе.

– Вы были не первым агентом Ивана Соловьёва?
– До меня у него было соглашение с Агузаровым и его партнёром – не помню имени. Пацаном они не занимались. Вспомнили о нём, когда он проявил себя в матче с «Зенитом». Сразу начали кричать «грабят». У меня на тот момент уже был полноценный договор с футболистом. Абсурд заключался в том, что у Ивана на руках даже не было своего экземпляра контракта с ними.

– Какие клубы интересовались Соловьёвым?
– На нас вышел Хасан Биджиев – главный селекционер «Анжи». Потом встречались с генеральным директором махачкалинцев, предлагали серьёзные деньги. Я поставил Ивана в известность, он советовался с супругой и родителями. Тогда в «Анжи» выступали футболисты с громкими именами. Мы понимали, что шансы заиграть там невелики. К тому же Ваню и его родственников не очень привлекал Дагестан. Мы тогда взяли паузу, а потом появился «Зенит». Когда у нас уже были предложения от «Динамо» Загреб, «Анжи», «Зенита», вдруг на меня вышло «Динамо». Они стали говорить Ивану, мол, а зачем тебе агент, мы сами договоримся, ты же наш воспитанник.

– Это Галямин говорил игроку?
– Нет. Василий Шергин (исполнительный директор «Динамо». – Прим. «Чемпионата»). С ним встречался три раза, и только один раз этот человек был трезвым. Он садился за столик к чужим людям, совал чаевые в бюстгальтер официантке. Это при том, что Шергин был чуть ли не вторым человеком в «Динамо».

Иван Соловьёв на разминке «Зенита»

Фото: РИА Новости

– Так когда начались переговоры с «Динамо»?
– Уже в 2013-м я трижды прилетал специально на встречи, которые мне назначались. Приезжал в офис ВТБ на «Белорусской» – там случались странные вещи: сначала мне говорили, что встреча не назначена, а люди попросту не брали трубки. Мне говорили: «Не волнуйтесь, вас встретят». На деле же никто не встречал. Второй раз – заказали на моё имя пропуск, а серию и номер паспорта указали совсем другие. При этом они продолжали прессовать Ваню. Третий мой приезд – я сижу в офисе, проходит пару часов, а потом оказывается, что люди, которые должны были со мной встретиться, уже уехали.

– Когда это было?
– Я могу хоть сейчас открыть электронную почту. Вот открываю… Помощник президента «Динамо» Анастасии Бугаенко – три письма с приглашениями на те самые переговоры в офисе. Даты приглашения: 17 января, 30 января и 12 февраля. На ещё одну встречу меня звали устно. Кстати, к письму приложили смешной контракт.

– Смешной?
– Зарплата около 5 тысяч евро и фантастические бонусы за выход из группы Лиги чемпионов, выигрыш Кубка и Суперкубка. Всё равно, что обещать футболисту нашей сборной 10 миллионов евро за выигрыш чемпионата мира.

– Как на это реагировал Петреску?
– Главному тренеру всё время рассказывали, будто Ваня уже продлил контракт. Петреску меня потом спросил: «Почему ты мне не позвонил?» Про Петреску ходит много слухов связанных с комплектованием команды, но те, кто знаком и работал с Даном, знают, что это не правда. Для него нет любимчиков и неприкасаемых. По Соловьёву мы никогда с ним не говорили, я считал это некорректным. А когда Ваня приехал на сборы, тренеру сказали, что вопрос закрыт.

– Обстановка на сборах была напряженной?
– Приехало много болельщиков в гостиницу «Динамо». К Ване прилетела жена, он и меня попросил прилететь. Мы общались с фанатами: кто-то желал удачи, кто-то просил подумать. При встрече Соловьёв (президент «Динамо». – Прим. «Чемпионата») меня спросил: «Почему вы передёргиваете, мы же обо всём договорились». Я ему ответил, что никаких договорённостей нет и близко, что его дезинформировали.

– Вы несколько раз приезжали впустую, но потом всё-таки переговоры состоялись?
– Да. На четвёртый раз встреча случилась. Как раз-таки с Шергиным, любившем закладывать за воротник. Его визитку сразу отметил – у меня свои фишки. Трэш полный. Сидел просто пополам согнувшись. Иван не понимал куда попал. Причем Галямин при этом присутствовал. Ему тоже было неудобно, он сам-то не пьёт.

Видео можно посмотреть на «Чемпионате».

– Когда вы узнали об интересе «Зенита»?
– В феврале у нас всё-таки состоялась встреча с «Динамо». Когда заходила Анастасия, то я увидел у неё бланк от «Зенита» с эмблемой клуба. Она ничего не сказала, но по лицу я многое понял. Питерцы корректно проинформировали о том, что намерены подписать футболиста с лета. А через какое-то время мне написал спортивный директор «Зенита» Дитмар Байерсдорфер. Он был в Москве, потому что его клуб работал по Кокорину и предложил мне поужинать. Дитмар, конечно, тот ещё лис.

– В каком плане?
– Расспрашивал меня по разным футболистам, в том числе по моим игрокам. А потом такой: «Чего ты мне никого не предлагаешь?» Я спросил, какие позиции интересны. Он ответил: «Соловьёв же твой?» Я попросил Дитмара не тянуть кота за интерес и сказать прямо, есть ли Соловьёв в списках «Зенита». Дитмар подтвердил, но не сказал, под каким номером идёт в списке. Только отметил, что игрок нравится Спаллетти.

– Что вы ответили?
– Это было неожиданно и мне нужно было переговорить с игроком. Дитмар ещё хотел увидеться с Иваном, пока не уехал из Москвы. На следующий день мы все встретились в отеле Radisson на «Киевской». Ваня приехал с женой и был немного обалдевшим от интереса «Зенита». Вскоре мы полетели в Питер в офис «Зенита» подписывать контракт.

– Там охранники сразу впустили?
– Да. Даже несмотря на войну вокруг ухода Аршавина (его дела на тот момент также вел Лахтер – Прим. «Чемпионата»).

– По словам Соловьёва, он ставил подпись, думая, что это предварительный контракт с «Зенитом». Позже узнал, что соглашение уже нельзя отменить. Как так вышло?
– Абсурд. Что значит предварительное? Обычный контракт, который вступал в силу с лета. У него же были бумаги в руках. Предварительный только в том плане, что начинает действовать спустя несколько месяцев. Думаю, Ивану пришлось так сказать, потому что находился под прессингом руководства. Может, хотел скрасить оставшееся пребывание в «Динамо», это время не было для него простым.

– И последнее. «Новая газета» приводила данные ФНС и Росфинмониторинга. Согласно отчётам ваша комиссия за переход футболиста в «Зенит» составила 1,3 миллиона евро.
– Вы этому верите?

– Это данные ФНС и Росфинмониторинга. У них ошибочная информация?
– Странно, что раскрыты данные только того года. Почему эта информация постоянно не просачивается в прессу? Есть смысл обязать клубы размагнитить все финансовые условия переходов и личных условий футболистов, а также агентских гонораров. Тогда у нас не будет места инсинуациям. В Европе это именно так и работает.

Это был шестой материал из серии 20 самых скандальных трансферов в истории чемпионата России. Вот предыдущие статьи:

Пишите в комментариях, о каком громком трансфере в РПЛ нужно рассказать подробно.

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий