Чемпионат России — 1993, переходной турнир: зачем он был нужен

В первый год существования высшего дивизиона в чемпионате участвовало 20 команд, разбитых на две группы. Во второй сезон их количество уменьшилось на два, а еще через год – еще на столько же. В 1993 году, когда обсуждалось сокращение числа участников, было решено провести переходной турнир – что-то похожее на то, что предлагали Сергей Игнашевич и Роман Широков для завершения ФНЛ в этом сезоне.

Во время турнира пошли разговоры о его договорном характере – дошло даже до того, что игроки начали обвинять своего же одноклубника в сдаче матча.

В начале 1993 года состоялся исполком РФС, на котором особое внимание было уделено структуре чемпионата России на два ближайших сезона. Генеральный секретарь союза Владимир Радионов после заседания сообщил: «Если решение о формуле чемпионата-92 принималось в условиях дефицита времени, то чертёж ближайшего будущего российского чемпионата дискутировался на всех уровнях в условиях стопроцентной демократии». Для обсуждения будущего устройства российского футбола был собран технический комитет, в работе которого принимали участие «независимые эксперты» и «люди, представляющие футбольную науку». Их решение было следующим: «В условиях напряжённейшего международного календаря оптимальное число команд в высшей лиге чемпионата-94 – 16». Действительно ли причина была в этом – можно только предполагать, но реформам суждено было случиться.

По итогам сезона-93 лигу должно было покинуть пять команд, чем многие клубы были озабочены. В качестве компромисса президент ПФЛ Николай Толстых и тренер сборной России Павел Садырин предложили вариант небольшого переходного турнира, чтобы в спортивной борьбе определить, кто вылетит в Первую лигу, а кто останется в элите. Члены исполкома в большинстве своём эту идею поддержали.

Формат был определён следующий: три команды из высшей лиги, занявшие 14-е, 15-е и 16-е места (17-я и 18-я команда вылетали напрямую), и три – из первой. В элите оставалась тройка лучших.

По итогам сезона-93 места «на вылет» распределились так:

14 место. «Крылья Советов».

15 место. «Луч».

16 место. «Океан».

17 место. «Ростсельмаш».

18 место. «Асмарал».

В первой лиге тройка лучших выглядела следующим образом:

«Запад» — «Черноморец».

«Центр» — «Лада».

«Восток» — «Динамо-Газовик».

Турнир было решено провести в Москве, чтобы сэкономить на разъездах, а так как погода стояла уже морозная, вместо стадионов выбрали три манежа.

В предпоследнем туре у находкинцев шансов остаться в элите уже не было – помочь им могло только чудо: две победы в последних матчах и осечки конкурентов. А вот «Крылья Советов», с которыми встречался «Океан», высшую лигу оставлять не собирались.

Состав «Океана» некоторых смутил: в воротах почему-то играл Юрий Шишкин, который провалил прошлый матч, а Александр Аверьянов-младший, сын главного тренера и твёрдый игрок основы, в заявку не попал. Капитан Бондаренко, как позже рассказывали, разговаривал с президентом клуба Юрием Мериновым и высказывал ему свои опасения, что Аверьянов-старший и начальник команды собираются сдать матч.

На матч Бондаренко всё же вышел.

На 58-й минуте, когда «Океан» открыл счет, у клуба даже появилась надежда – в параллельном матче конкуренты «Луч» и «Черноморец» играли вничью. Но потом начались странности: вратарь находкинцев начал чудить и совершать какие-то глупые, необъяснимые для опытного голкипера ошибки. После того как в ворота Юрия Шишкина всё же залетел мяч, нападающий Олег Кокарев побежал к тренеру с обвинениями, что вратарь сливает игру.

— Вся трибуна слышала, что сказал Олег, — рассказывал вратарь Дмитрий Гуленков. — Но мало кто слышал, что ему ответил Аверьянов. Он сказал: «Пускай запускает». И остался таким же спокойным…

На 82-й минуте, когда Шишкин отбил мяч в собственные ворота, Кокарев не выдержал и ушёл с поля, а Бондаренко, глядя на товарища по команде, демонстративно бросил капитанскую повязку на поле.

— Еще в первом тайме ко мне стали подбегать самарцы и говорить, мол, чего ты напрягаешься, матч нами уже куплен, — говорил после игры Бондаренко. — Во втором тайме тренер «Крыльев» Антихович зачастил к нашей скамейке и стал перекидываться словами с Аверьяновым. Здесь-то Шишкин и начал «пороть». Я тоже хотел уйти с поля, но так как это сделал Кокарев, ограничился отказом от капитанской повязки. Я не хочу быть капитаном в команде, которая так сдает игры.

«Океан» проиграл со счетом 1:3, но самое интересное началось после игры. Кокарев и Бондаренко обвиняли Шишкина и тренерский штаб в сдаче матча, журналисты обсуждали разгоревшийся скандал и пытались найти виноватых. Дошло до того, что у Аверьянова-старшего случился сердечный приступ.

— Это не только моё мнение, так считает вся команда, — сокрушался Кокарев. — Игра была сдана. Без вопросов. И, конечно, Аверьянов об этом знал. Без ведома тренеров подобные вещи редко делаются. Но зачем на предыгровом собрании плести всякую ахинею — ребята, нам нужны эти два очка. Ведь это же элементарная подлость!

Аверьянов, в свою очередь, не верил, что Шишкин мог сдать матч, зато был уверен, что Бондаренко и Кокарев таким образом решили сплавить тренера. Те, в свою очередь, указывали на странные разговоры вратаря с президентом клуба. В газетах версию, что сам Меринов решил подзаработать, не отвергали – шансов у «Океана» остаться в элите не было, а вот финансовые проблемы существовали.

Исходы матчей у многих вызывали вопросы, поэтому ходили разговоры о договорном характере турнира. Подозрения искали во всём: «Ладе» нужна была ничья с «Черноморцем» в последнем туре, чтобы выйти в элиту, — она её и скатала; «Крыльям», чтобы остаться, нужно было побеждать в заключительных двух матчах (играли с «Океаном» и «Динамо-Газовиком») – они без проблем этого добились.

По завершении турнира из высшей лиги вылетели два клуба, и оба – с Дальнего Востока. Место «Океана» и «Луча» заняли «Лада» и «Динамо-Газовик». Догадки строились разные: и что клубы высшей лиги намерено слили далёких гостей, чтобы не летать на матчи по девять часов, и что игроки сами соглашались «сдавать» матчи своей команды…

Виктор Антихович, главный тренер «Крыльев Советов», спустя много лет «антидальневосточный заговор» отрицал. А ещё говорил, что клубы из элиты собирались и думали, как будут играть:
— Я не скрою, мы, представители высшей лиги, тогда сели вечером и был разговор: давайте поможем, если что-то кому-то нужно. Сели, скажем так, за рюмкой чая: «Как играть будем?». А потом поняли: как тут помочь? Ни календаря, ничего не знаем. Но никакого разговора не получилось.

Еженедельник «Футбол». 12 декабря 1993 г.

«Последний тур за право выступать на будущий год разорил бы любую букмекерскую контору. Все матчи принесли тот исход, к которому склонялись не только специалисты, но и уже поднаторевшие в отечественной футбольной бухгалтерии болельщики».

По итогам турнира тренеры участвовавших в нём команд почти единогласно заявили: это было нецелесообразно, а искусственное покрытие манежей не позволило командам раскрыться в полной мере.

Владимир Евсюков, «Лада»:
«Я был противником этого турнира ещё до его начала. Его проведение – это определенный акт несправедливости по отношению к тем командам, которые после напряженнейшего турнира в первой лиге заняли в своих зонах первые места. …> Кроме того, футбол в манеже на искусственном покрытии – это совсем другая игра».

Виктор Антихович, «Крылья Советов»:
«Я всегда был и остаюсь противников официальных игр в залах. Потому что это уже совсем не футбол. И если бы турнир проводился где-нибудь на юге, на нормальных полях, уверен, что по его итогам не вылетели бы сразу две команды высшей лиги».

Александр Ивченко, «Луч»:
«Все наши надежды в значительной степени похоронил искусственный ковер. На таком покрытии наша габаритная, мощная команда смотрелась, не побоюсь этого слова, убого. …> В целом вывод таков: уж лучше бы мы вылетели из высшей лиги напрямую, чем мучиться ещё две недели».

Олег Долматов, «Черноморец»:
«То, что этот турнир не нужен и, более того, вреден, — это однозначно. Во всём мире есть спортивный принцип, согласно которому, если команда завоевала право перехода в турнир рангом выше, то она и должна туда переходить без каких-либо экзаменов. Во-вторых, эти поля никак не приспособлены для официальных матчей».

Александр Аверьянов, «Океан»:
«Турнир этот никому не был нужен. Еще перед началом сезона сказал игрокам: «Не дай бог нам попасть в пульку. Тогда ждите беды». Так оно и получилось. Лучше бы сразу из высшей лиги вылетели. А теперь ещё и в грязи вымазались…Закулисная возня ощущалась постоянно».

Источник

Оцените статью
Чемпионат Европы по футболу 2020
Добавить комментарий